Является ли объяснение доказательством по уголовному делу

Полная информация на тему: "Является ли объяснение доказательством по уголовному делу" от профессионалов для людей понятным языком.

Проблема доказательственного значения объяснений (Овсянников И.В.)

Дата размещения статьи: 05.10.2016

Судебная практика пошла по пути, согласно которому «не подлежат исследованию документы, которые не могут являться доказательствами по делу по своей правовой природе», относя к таковым и «объяснения лиц, полученные на стадии проверки сообщения о преступлении» .
———————————
См.: Ворожцов С.А. Глава 5. Судебное следствие // Производство по уголовным делам в суде первой инстанции: Науч.-практ. пособие / С.А. Ворожцов, В.А. Давыдов, В.В. Дорошков и др.; Под общ. ред. В.М. Лебедева. М.: Норма, 2011.

Так, в одном из определений Верховный Суд РФ указал: «Как следует из материалов дела, объяснения от М.А., М.О. и П. надлежащим образом не оформлены, приняты до возбуждения уголовного дела, то есть получены в порядке, не предусмотренном УПК РФ. Поэтому они не могли быть признаны доказательствами по данному делу» .
———————————
Определение Верховного Суда РФ от 10 апреля 2006 г. N 33-о06-26сп // СПС «КонсультантПлюс».

В другом деле Верховный Суд РФ констатировал: «Объяснения участников уголовного судопроизводства не входят в перечень, установленный ст. 74 УПК РФ, и поэтому доказательствами не являются» .
———————————
Определение Верховного Суда РФ от 4 июня 2013 г. N 41-АПУ13-13сп // СПС «КонсультантПлюс».

Федеральным законом от 4 марта 2013 г. N 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа наделены правом при проверке сообщения о преступлении получать объяснения (ч. 1 ст. 144 УПК РФ). Одновременно ст. 144 УПК РФ дополнена и частью 1.2, содержащей следующее предложение: «Полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений статей 75 и 89 настоящего Кодекса».
———————————
Российская газета. 2013. 6 марта.

[1]

После такого разъяснения напрашивается вопрос: а при соблюдении и обеспечении конституционного права упомянутого лица пользоваться помощью адвоката (защитника) объяснения могут рассматриваться как законно полученные доказательства? К сожалению, об этом Пленум умалчивает.
Конституционный Суд РФ признает, что объяснения, которые в соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК РФ вправе получать следователь, руководитель следственного органа, дознаватель, орган дознания при проверке сообщения о преступлении, могут быть доказательствами — иными документами (п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ), но при этом делает важное уточнение: «Иные документы, в том числе объяснения. используются для установления обстоятельств уголовного дела с соблюдением требований норм, определяющих порядок собирания, проверки и оценки доказательств в уголовном судопроизводстве, в частности статей 75, 86, 87, 88, 234 и 235 данного Кодекса» (выделено мной. — И.О.) . Таким образом, по мнению Конституционного Суда РФ, иные документы, в том числе объяснения, можно использовать для установления обстоятельств уголовного дела, но не безусловно.
———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 28 мая 2013 г. N 723-О // СПС «КонсультантПлюс».

Библиографический список

1. Ворожцов С.А. Глава 5. Судебное следствие // Производство по уголовным делам в суде первой инстанции: Науч.-практ. пособие / С.А. Ворожцов, В.А. Давыдов, В.В. Дорошков и др.; Под общ. ред. В.М. Лебедева. М.: Норма, 2011.
2. Воскобойник И.О., Гайдышева М.Г. Проблемы формирования доказательственной базы при проверке сообщений о преступлениях // Адвокатская практика. 2013. N 5.
3. Голунский С.А. Возбуждение уголовного дела. Методическое пособие для прокуроров и следователей / Под ред. А.Я. Вышинского. М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, 1939.
4. Зажицкий В.И. Объяснение в уголовном процессе // Сов. юстиция. 1992. N 6.
5. Овсянников И.В. Рассмотрение сообщений о преступлениях. Процессуальные и криминалистические проблемы: Научно-практическое и учебное пособие. М.: Юрлитинформ, 2010.
6. Рахунов Р. Возбуждение дела как отдельная стадия уголовного процесса // Соц. законность. 1950. N 11.
7. Семенцов В.А. О соотношении следственных и иных процессуальных действий, предназначенных для собирания доказательств // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 2.
8. Терентьев Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе // Соц. законность. 1951. N 6.
9. Шалумов М.С. Использование материалов, собранных до возбуждения уголовного дела, в качестве доказательств // Уголовный процесс. 2005. N 3.

Получение объяснений в стадии возбуждения уголовного дела как средство доказывания (применительно к сокращенной форме дознания) (Гусейнов Н.А.)

Дата размещения статьи: 02.11.2016

Можно определить реальный базис, телеологически связывающий предмет, пределы и результаты деятельности в стадии возбуждения уголовного дела и аналогичной по сути деятельности, составляющей предмет, сущность и содержание того или иного вида дознания. Основу данного базиса составляет следующая система конвенционно признаваемых нами констант:
— деятельность в стадии возбуждения уголовного дела и деятельность в рамках реализации того или иного вида дознания является уголовно-процессуальной по сути; реализующейся (преимущественно) в уголовно-процессуальных отношениях ;
———————————
Мы принципиально отказываемся от дискуссии с теми исследователями, которые утверждали или продолжают утверждать, что деятельность в исследуемой стадии не является процессуальной, а носит административный или оперативно-розыскной характер. См., например: Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. М., 1976. С. 110; Масленникова Л.Н. Процессуальное значение результатов проверочных действий в доказывании по уголовному делу: автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1990. С. 13 и др.

— сущность и содержание указанной деятельности составляет уголовно-процессуальное доказывание, имеющее свой предмет, пределы, непосредственные процессуальные задачи ;
———————————
См., например: Арсеньев В.Д. Доказывание фактических обстоятельств в отдельных стадиях советского уголовного процесса // Труды Иркутского гос. ун-та. Т. 45. Вып. 8 (ч. 4). Иркутск, 1969. С. 3 — 19; Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж, 1983; Быков В.М., Березина Л.В. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела по УПК РФ. Казань: Таглимат, 2006. С. 23 — 54 и др.

Читайте так же:  Подсчет голосов на общем собрании собственников помещений

— итоговые (фактические) результаты каждого из видов исследуемой деятельности должны быть восприняты в качестве доказательств, призванных в том числе к разрешению основного вопроса уголовного дела ;
———————————
Ряд авторов и после введения в действие новаций от 4 марта 2013 г., вступая в противоречие с волей законодателя, не признает ни полноценного доказывания в указанной стадии, ни легитимных доказательств как итоговых его результатов. См., например: Зажицкий В.И. Дополнения к ст. 144 Уголовно-процессуального кодекса РФ: плюсы и минусы // Российская юстиция. 2013. N 11. С. 28 — 31.

В итоге оптимальность, познавательные средства и итоговые результаты того или иного вида дознания a priori не могут быть правильно поняты и оценены вне аналогичной по сути оценки деятельности по доказыванию, реализуемой в стадии возбуждения дела. Тем более что практика уголовного судопроизводства России явно модифицировала нормативное назначение и практическое содержание деятельности, реализуемой в указанной стадии, пытаясь ее посредством решать те непосредственные задачи, которые имманентно присущи в целом предварительному расследованию .
———————————
Тезисы о том, что на практике деятельность в стадии возбуждения уголовного дела, по сути, решает задачи предварительного расследования, обсуждались в российской уголовно-процессуальной доктрине практически еще полвека назад. См.: Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлении. Саратов, 1972. С. 8 — 9.

Другие, напротив, не видят легитимных возможностей для использования объяснений в качестве доказательств, указывая в качестве (непреодолимых) причин последнего прежде всего:
(1) неурегулированность порядка и условий легитимного их получения;
(2) отсутствие данного доказательства в перечне ч. 2 ст. 74 УПК РФ и искусственность отнесения объяснений к «иным документам»;
(3) неопределенность процессуального статуса лиц, дающих объяснения, и, соответственно, невозможность обеспечения данного статуса в ходе реализации установленных познавательных действий .
———————————
См., напр.: Фролова Е., Горбань А. Правовая обеспеченность доказательственной силы объяснения в уголовном процессе России // Уголовное право. 2015. N 3. С. 112 — 118; Кудрявцева Т.Г., Кожухарик Д.Н. О допустимости в уголовном процессе объяснений в качестве доказательств // Российский следователь. 2014. N 5. С. 28 — 30 и др.

Налицо коллизии и в практической оценке указанных объяснений, в том числе при рассмотрении и разрешении основного вопроса уголовного дела в судах различных инстанций. С одной стороны, изучение материалов досудебного производства явно указывает на то, что получение объяснений (в массовом, по сути, порядке) имеет место практически по каждому материалу доследственной проверки. С другой стороны, несмотря на, казалось бы, ясно выраженную волю закона, суды и после законодательных новелл от 4 марта 2013 года явно не склонны безоговорочно признавать доказательственное значение сведений, отраженных в полученных объяснениях . Приведем причины последнего:
———————————
Тем самым, по сути, нивелируется воля закона, позволяющая субъектам доказывания не дублировать объяснения в протоколы допроса (см.: ч. 2 ст. 226.5 УПК РФ).

— объяснения не входят в перечень (источников доказательств), установленный ч. 2 ст. 74 УПК РФ; следовательно, доказательствами в российском уголовном процессе они не являются ;
———————————
См.: Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 июня 2013 г. N 41-АПУ13-13сп. URL: http://vsrf.ru/; Апелляционное постановление Московского городского суда от 27 ноября 2013 г. N 310-11567/13. URL: http://www.mos-gorsud.ru/files/docs; Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 28 октября 2013 г. N 22-2034/2013. URL: https://rospravosudie.com/court-verxovnyi-sud-respubliki-kareliya-respublika-kareliya-s/act-4395010276.

— объяснения получены не в порядке, предусмотренном УПК РФ , в силу чего они не могут быть признаны ни иными документами по смыслу п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ, ни в целом доказательствами по уголовному делу ;
———————————
По сути, речь идет о полном отсутствии надлежащей процессуальной формы получения данного вида доказательств.
См.: Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Вологодского областного суда по делу от 6 марта 2014 г. N 22-224/2-14 3 22-224/2-14. URL: http://oblsud.yld.sudrf.ru/; Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 14 мая 2013 г. N 22-3313/2013. URL: http://kraevoy.krk.sudrf.ru/; приговор Вичугского городского суда Ивановской области от 6 сентября 2013 г. по делу N 1-80/2013. URL: http://vichugsky.iwn.sudrf.ru/ и др.

— при получении объяснений не обеспечены процессуальные права лиц (свидетеля , потерпевшего , подозреваемого ), от которых получены объяснения , в силу чего полученные сведения не могут быть признаны в качестве легитимных доказательств по делу.
———————————
См., например: Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Вологодского областного суда по делу от 6 марта 2014 г. N 22-224/2-14 3 22-224/2-14. URL: http://oblsud.yld.sudrf.ru/.
См., например: Приговор Вичугского городского суда Ивановской области от 6 сентября 2013 г. по делу N 1-80/2013. URL: http://vichugsky.iwn.sudrf.ru/.
См., например: Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Костромского областного суда от 17 сентября 2013 г. N 22-1283. URL: http://oblsud.kst.sudrf.ru/.
Речь идет в том числе о неразъяснении опрашиваемым ответственности по ст. 307 — 308 УК РФ.

Кроме того, суд нередко противоречив в определении сути и видовой принадлежности полученных объяснений. К примеру, судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда резюмирует в своем итоговом акте: «. объяснения свидетеля Ю., полученные. в порядке ст. 144 УПК РФ и приобщенные к материалам дела в качестве «иного документа», обоснованно признаны вещественным доказательством в соответствии со ст. 74 ч. 2 п. 6 УПК РФ» . Казалось бы, однозначная правовая позиция. Однако при нормативном анализе данного вывода как минимум возникают вопросы: в силу каких обстоятельств объяснения получены от свидетеля; почему, признавая данное объяснение «иным документом», суд одновременно именует его «вещественным доказательством», но при этом вновь апеллирует к п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ (к «иным документам» — Авт.). Как известно, суть и порядок получения указанных доказательств — принципиально различны.
———————————
См.: Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 4 июня 2013 г. N 22-3771/13. URL: http://oblsud.mo.sudrf.ru/.

Как видим, по сути данных позиций нет объективных препятствий к тому, чтобы уже в рамках доследственной проверки в надлежащей процессуальной форме реализовать как фиксацию показаний от тех или иных участников процесса, так и максимально обеспечить соблюдение их неотъемлемых прав. Тем более что в части (возможных) мер процессуального принуждения допрос как познавательное действие ни в коей мере несоизмерим с отдельными из познавательных действий, производство которых уже легально разрешено в стадии возбуждения уголовного дела (ч. 1 ст. 144 УПК РФ).

Читайте так же:  Увольнение работника пенсионера по собственному желанию

Литература

Глава 10. Доказательства в уголовном судопроизводстве (ст.ст. 73 — 84)

Глава 10. Доказательства в уголовном судопроизводстве

>
Обстоятельства, подлежащие доказыванию
Содержание
Уголовно-процессуальный кодекс (УПК РФ)

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Могут ли объяснения истца (ответчика), данные в ходе разбирательства по гражданскому делу, быть доказательствами по уголовному делу?

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу.

Согласно ч. 2 ст. 74 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ (далее по тексту — УПК РФ) в качестве доказательств допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; заключение и показания специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы.

В соответствии с ч. 1 ст. 86 УПК РФ собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

Таким образом, объяснения истца и ответчика, данные в ходе разбирательства по гражданскому делу, не могут быть доказательствами по уголовному делу.

Указанная правовая позиция подтверждается и судебной практикой.

Так, согласно Обзору апелляционной практики Судебной коллегии по уголовным делам Ленинградского областного суда за 2 полугодие 2015 года «… Суд первой инстанции, обосновывая выводы о виновности К., вопреки требованиям ст. 88 УПК РФ, сослался в качестве доказательств на документы, которые в силу норм УПК РФ (ст. 74) не относятся к доказательствам по уголовному делу. В частности, суд использовал объяснения Ц. при допросе в качестве ответчика и объяснения К. при допросе в качестве истца, которые они дали в ходе разбирательства по гражданскому делу…. Однако такие объяснения не отвечают требованиям, определяющим порядок получения показаний обвиняемого и потерпевшего (ст.ст. 77 и 78 УПК РФ)… Между тем поступившие от лица сведения о любых, относящихся к уголовному делу обстоятельствах, по правилам ст. 79 УПК РФ оформляются путем получения показаний при допросе этого лица (ст. ст. 187–190, ст. 278 УПК РФ)…».

О допустимости в уголовном процессе объяснений в качестве доказательств (Кудрявцева Т.Г., Кожухарик Д.Н.)

Дата размещения статьи: 18.05.2015

В.С. Балакшин также ведет речь о том, что «важно, чтобы в законе был прописан четкий, основанный на здравом смысле механизм вовлечения объяснений в сферу уголовного судопроизводства, проверки, оценки их относимости, допустимости и достоверности, как и любого другого доказательства» .
———————————
Балакшин В.С. Объяснение как доказательство в уголовном и административном судопроизводстве // Российский юридический журнал. 2012. N 5; СПС «КонсультантПлюс».

При этом возникает другой вопрос: а приобрело ли лицо, от которого получают объяснение, «статус участника уголовного судопроизводства»? Помимо того, что лицо, от которого получается объяснение, может быть не только потенциальным свидетелем и потерпевшим, но и виновным лицом (подозреваемым, обвиняемым). До получения объяснения от этого лица можно только предполагать, каков будет его статус. Правовое положение этого лица еще окончательно не определено. Тогда о каком «статусе» ведет речь уважаемый А.В. Чуркин? Если законодатель прописал в ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ право не свидетельствовать, то почему не прописал механизм реализации этого права, как это сделано в ст. 42, 46, 47, 56 УПК РФ?
Также в п. 6 вышеназванной статьи А.В. Чуркин предлагает: «перед началом допроса опрашиваемое лицо (будущий потерпевший или свидетель. ) . должно быть предупреждено под роспись об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ за заведомо ложный донос» .
———————————
Там же. С. 22.

Использование же объяснения, полученного на стадии доследственной проверки, в качестве косвенного доказательства по делу возможно лишь в совокупности с другими доказательствами по возбужденному делу и только в результате дополнительного процессуального закрепления, переводя в разряд иного документа, с учетом конкретных обстоятельств по делу. Это те случаи, когда объяснения от лица были получены, а после возбуждения уголовного дела в силу ряда физических причин не имеется возможности допросить это лицо в процессуальном статусе потерпевшего или свидетеля. По этому направлению и шла судебная практика.
Таким образом, после внесения дополнений в ст. 144 УПК РФ появилось больше вопросов, чем ответов, т.к., прописав право, законодатель не определил механизм реализации этого права. Поэтому будут иметься предпосылки применить это право в той части, в какой хотелось бы, а не по общему правилу, которое должен был законодатель четко и ясно определить. И пока эти правила не будут получены от законодателя, то объяснения как доказательства так и останутся в качестве недопустимых.

Литература

1. Балакшин В.С. Объяснение как доказательство в уголовном и административном судопроизводстве / В.С. Балакшин // Российский юридический журнал. 2012. N 5; СПС «КонсультантПлюс».
2. Доля Е.А. Особенности доказывания при производстве дознания в сокращенной форме / Е.А. Доля // Российский судья. 2013. N 6.
3. Цховребова И.А. Новые процессуальные средства проверки сообщений о преступлении: что изменилось? / И.А. Цховребова // Российский следователь. 2013. N 20 (1). С. 22 — 24.
4. Чуркин А.В. Допустимость в уголовном процессе объяснений как новых доказательств / А.В. Чуркин // Уголовный процесс. 2013. N 17. С. 20.

Являются ли объяснения доказательством по уголовному делу?

Если вы читаете данную статью, то скорее всего дали объяснения относительно произошедших событий, и при этом наговорили лишнего. А теперь думаете о последствиях сказанного и является ли сказанное — доказательством?

Читайте так же:  Уведомление об увольнении по медицинским показаниям образец

Начну с того, что объяснения отбираются у лица до возбуждения уголовного дела, и при этом, до 2013г. Уголовно-процессуальный кодекс не содержал определенного порядка оформления данного доказательства. Поэтому опрашиваемому лицу разъяснялось положение ст. 51 Конституции РФ (право не свидетельствовать против себя и близких родственников…), а далее производился опрос лица.

Полученные сведения содержащиеся в объяснении закреплялись допросом лица уже после возбуждения уголовного дела, где также разъяснялись права предусмотренные ст. 51 Конституции РФ, а также в зависимости от статуса допрашиваемого — ответственность за ложные показания и права предусмотренные УПК РФ, либо просто права (ст. 46 УПК РФ), в случае с подозреваемым. Также допрашиваемый предупреждался, что все сказанное будет в дальнейшем использоваться в качестве доказательства по угловому делу, даже в случае отказа от этих показаний.

А теперь по существу: «Являются ли объяснения доказательством по уголовному делу»?

На данный момент, объяснения могут считаться доказательствами по уголовному делу и относятся к иным доказательствам — п.6 ч.1 ст. 74 УПК РФ, но есть один нюанс, чтобы объяснения получили статус доказательств, они должны отвечать требованиям УПК РФ предъявляемым к порядку получения доказательств.

Такие требования нашли свое отражение в ч.1.1 ст. 144 УПК РФ, где закреплена обязанность уполномоченного лица получающего объяснения, разъяснить права и обязанности, лицу в отношении которого производятся процессуальные действия предусмотренные УПК РФ (пользоваться услугами адвоката, а также приносить жалобы на действия (бездействие) и решения уполномоченного лица и ст. 51 Конституции РФ).

Таким образом, в бланке объяснений должны стоять подписи опрашиваемого лица, подтверждающие разъяснения ему прав.

В случае, если при получении объяснений не были соблюдены требования УПК РФ, а сторона обвинения в ходе судебного следствия желает огласить показания содержащиеся в объяснениях, то сторона защиты вправе заявить ходатайство о признании объяснений недопустимыми доказательствами (ст.75 УПК РФ).

Надеюсь, что данная статья была полезна, если возникли вопросы пишите в группу.

Нетепенко Алексей Александрович © 2014 Регистрационный № 78/6856 в реестре адвокатов Санкт-Петербурга.

Политика конфиденциальности

в отношении обработки персональных данных

  1. Общие положения.

Назначением настоящей политики конфиденциальности (далее по тексту — Политика) является обеспечение защиты прав и свобод человека и гражданина при обработке его персональных данных.

Настоящая Политика вступает в силу после опубликования на сайте Оператора.

Видео (кликните для воспроизведения).

1.2 Основные понятия.

Персональные данные — любая информация, относящаяся прямо или косвенно к определенному или определяемому субъекту персональных данных (фамилия, имя, отчество, адрес регистрации, электронная почта, номер телефона).

Оператор — администрация сайта http://netepenko.ru, определяющая цели обработки персональных данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия (операции), совершаемые с персональными данными;

Обработка персональных данных — любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных;

Конфиденциальность персональных данных — требование предъявляемое к операторам получившим персональные данные от субъектов персональных данных о не раскрытии полученных данных третьим лицам, а также обязанность не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных.

Субъект персональных данных — клиент, который прямо или косвенно определен или определяемый с помощью персональных данных, в том числе посетители сайта, желающие получить квалифицированную юридическую помощь.

Права и обязанности.

2.1 Субъект персональных данных в праве:

1. Получать информацию, касающуюся обработки его персональных данных.

2. Требовать от оператора уточнения его персональных данных, их блокирования или уничтожения в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, а также принимать предусмотренные законом меры по защите своих прав.

3. Отозвать свое согласия на обработку персональных данных.

4. Вправе обжаловать действия или бездействие оператора в уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных или в судебном порядке, если считает, что оператор осуществляет обработку его персональных данных с нарушением требований законодательства РФ или иным образом нарушает его права и свободы.

5. Имеет право на защиту своих прав и законных интересов, в том числе на возмещение убытков и (или) компенсацию морального вреда в судебном порядке.

2.2 Оператор обязан:

1. Предоставить по запросу субъекта персональных данных информацию касающуюся обработки его персональных данных, либо предоставить отказ в течение тридцати дней с даты получения запроса субъекта персональных данных в случаях предусмотренных законом.

[3]

Разъяснить субъекту персональных данных юридические последствия отказа предоставить персональные данные, если предоставление персональных данных, является обязательным в соответствии с федеральным законом.

2. Прекратить обработку персональных данных, в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на обработку его персональных данных.

3. Опубликовать в сети Интернет и обеспечить неограниченный доступ с использованием сети Интернет к документу, определяющему его политику в отношении обработки персональных данных.

2.3 Оператор вправе:

Вносить изменения в настоящую Политику обработки персональных данных по своему усмотрению и в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных». При внесении изменений в актуальной редакции указывается дата последнего обновления. Субъекты персональных данных самостоятельно ознакамливаются с изменениями политики персональных данных, путем прочтения документа содержащего Политику персональных данных, размещенного на сайте Оператора. Новая редакция Политики вступает в силу с момента ее размещения.

Объем и категории обрабатываемых персональных данных, субъектов персональных данных

Оператор обрабатывает персональные данные, поступающие от пользователей сайта http://netepenko.ru. Субъект персональных данных предоставляет Оператору свое имя, фамилию, номер телефона и адрес эл. почты при заполнении формы обратной связи и анкеты во вкладке вопросы. Персональные данные обрабатываются с целью оказания юридической помощи.

Оператор может собирать и обрабатывать сведения, не являющимися персональными данными. Оператор автоматически получает некоторые виды информации, получаемой в процессе взаимодействия пользователей с сайтом, таких как веб-протоколы, «cookie», веб-отметки.

Читайте так же:  Признак неплатежеспособности и недостаточности имущества

При этом веб-отметки, «cookie» и другие мониторинговые технологии не дают возможность автоматически получать персональные данные. Файлы «cookie» используются для улучшения доступа к сайту и определения повторных посещений. Кроме того, они позволяют отследить наиболее интересующие запросы. Файлы «cookie» не передают никакую конфиденциальную информацию».

Сайт содержит ссылки на иные веб-ресурсы, где может находиться полезная и интересная для пользователей сайта информация. При этом действие настоящей Политики не распространяется на такие иные сайты.

Порядок и условия обработки персональных данных, защита персональных данных.

При обработке персональных данных Оператор не раскрывает их третьим лицам и не распространяет без согласия субъекта персональных данных. Полученные персональные данные подпадают под гарантию адвокатской тайны, согласно ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 года № 63-Ф — адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю, в том числе сам факт обращения к адвокату.

Оператор при обработке персональных данных принимает необходимые правовые, организационные и технические меры или обеспечивает их принятие для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения персональных данных, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных.

Оператор осуществляет сбор только тех персональных данных, которые являются необходимыми и достаточными для оказания квалифицированной юридической помощи. Оператор обрабатывает персональные данные субъекта персональных данных следующими способами:

Условием прекращения обработки персональных данных, является прекращение существования сайта, отзыв согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных.

Сроки хранения персональных данных, устанавливаются бессрочными.

При хранении персональных данных Оператор использует базы данных, находящиеся на территории Российской Федерации.

Актуализация, исправление, удаление, уничтожение и разъяснения по вопросам обработки персональных данных, происходит по требованиям субъектов персональных данных, для этого необходимо отправить сообщение, на адрес электронной почты [email protected]

Оператор публикует на сайте документ определяющий его политику в отношении обработки персональных данных.

Настоящая политика вводится в действие с 20.11.2017г.

Практика применения норм о допустимости доказательств в уголовном процессе (Великий Д.П.)

Дата размещения статьи: 13.07.2014

По таким делам Конституционный Суд РФ выработал позицию, согласно которой в подобных ситуациях суд может допрашивать следователя лишь об обстоятельствах проведения допроса, но не о содержании показаний . Аналогичную позицию занял и Верховный Суд РФ . Однако суды общей юрисдикции зачастую игнорируют правовые позиции Конституционного Суда РФ. Кроме того, если позиция КС РФ касалась именно допросов, то на другие следственные действия суды данную позицию не распространяют.
———————————
См. также: Определение КС РФ от 24 января 2008 г. N 71-О-О.
См.: п. 6.4 кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ за первое полугодие 2012 г. (утв. Президиумом ВС РФ 17 октября 2012 г.).

[2]

Можно предположить, что указанные случаи носят единичный характер и являются следствием злоупотреблений или некомпетентности конкретных судебных и следственных работников. Кроме того, существуют механизмы обжалования подобных незаконных решений, правда, работают они не всегда. В идеале законодателю необходимо закрепить в УПК РФ давно обсуждаемое в науке положение об обязательности получения определенных видов доказательств из определенного вида источников . А пока следует искать иные выходы в процессе правоприменения. Ими могли бы стать универсальные правила толкования норм о допустимости доказательств.
———————————
См., например: Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов н/Д, 1999.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

Является ли объяснение доказательством по уголовному делу

Допустимость объяснений в качестве доказательств по уголовному делу

В науке уголовного процесса по-прежнему остается много нерешенных проблем, касающихся доказательств и доказывания. В частности, вызывает споры доказательственное значение объяснений граждан и должностных лиц. Необходимо сразу отметить, что это обусловлено не только несовершенством УПК РФ, но и тем, что к материалам дела могут быть приобщены объяснения, полученные в рамках как административного процесса, осуществления оперативно-розыскной деятельности, так и проверки заявлений и сообщений о преступлениях, т.е. в порядке ст. 144 УПК РФ. Вполне очевидно, что их процессуальный статус различен, но это не снимает с повестки дня вопрос о возможности использования данных источников в доказывании по уголовному делу.

Имеются различные точки зрения по вопросу об использовании объяснений граждан и должностных лиц в доказывании по уголовным делам. Например, по мнению Н.В. Григорьевой, объяснения, взятые у лиц до возбуждения уголовного дела, не относятся к предусмотренным законом доказательствам обвинения. Такую же позицию поддерживают С.В. Бородин, Ю.Ю. Ксендзов, П.А. Лупинская, А.В. Земцова . В частности, А.В. Земцова считает, что сведения, содержащиеся в объяснениях, являются недопустимым доказательством, потому что получены из недопустимого источника.

Однако законность получения объяснений как источника сведений, которые могут использоваться как в административном, так и в уголовном процессе, на наш взгляд, не должна подвергаться сомнению. Объяснения могут отбираться в рамках Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее — Федеральный закон об ОРД), Федерального закона «О полиции» и некоторых других нормативных актов. Кроме того, в производстве судов находятся уголовные дела, объяснения по которым получены на основании утратившего силу Закона РФ «О милиции». К тому же представляется, что не требует обоснования то обстоятельство, что при проверке сообщений о преступлениях в порядке ст. 144 УПК РФ зачастую без получения объяснений не обойтись.

Статья 6 Федерального закона об ОРД предоставляет органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, право проводить такое оперативно-розыскное мероприятие, как опрос. Его результаты могут оформляться в виде объяснения опрошенного лица. Согласно ст. 11 того же Закона результаты ОРМ могут быть представлены следователю и дознавателю для использования в доказывании по уголовным делам. Следовательно, объяснения граждан и должностных лиц, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности, могут быть использованы в доказывании, разумеется, при условии проверки следственным путем по правилам ст. 89 УПК РФ.

Читайте так же:  Соглашение об отступном между физическими лицами образец

В соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК РФ дознаватель, орган дознания, следователь обязаны принять и проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении. При проверке сообщений о преступлениях зачастую получение объяснений — это действие, которое не может быть заменено никаким другим (например, невозможно не задать пострадавшему или очевидцу вопрос: «Как все происходило?»). Кроме того, напомним, что ч. 2 ст. 109 утратившего силу УПК РСФСР предоставляла органу дознания и следователю право получать объяснения при проверке сообщений о преступлениях, да и ч. 1 ст. 144 УПК РФ получения объяснений не запрещает.

Таким образом, при проверке сообщения о преступлении в порядке ст. 144 УПК РФ орган дознания, дознаватель, следователь, исполняя предусмотренную законом обязанность, могут получать объяснения.

Также п. 3 ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О полиции» предоставляет полиции право вызывать граждан и должностных лиц в связи с проверкой зарегистрированных заявлений и сообщений о преступлениях и получать их объяснения. Не запрещено это оперативным работникам по находящимся в производстве следователя уголовным делам, если имеется отдельное поручение. Аналогичные права в свое время предоставляли п. п. 3 и 4 ч. 1 ст. 11 Закона РФ «О милиции». Положения ч. 1 ст. 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», п. «к» ст. 13 Федерального закона «О Федеральной службе безопасности» и п. 4 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации» также предусматривают право указанных органов получать объяснения от граждан и должностных лиц.

Итак, объяснения, надлежащим образом полученные в рамках административного процесса, могут быть приобщены к уголовному делу и исследованы как источник сведений, которые допустимо использовать для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовных дел.

Однако в практике существует проблема, которая связана с тем, что порядок дачи и получения объяснений ни в Федеральном законе об ОРД, ни в Федеральном законе «О полиции», по сути, почти не урегулирован.
В ч. 3 ст. 14 Федерального закона «О полиции» предусмотрена лишь обязанность сотрудника полиции разъяснить задержанному лицу право на отказ от дачи объяснений. Однако это правило действует только в отношении административно задержанного, который в будущем может стать подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу. В п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК РФ предусмотрено лишь право подозреваемого давать, кроме показаний, объяснения или отказаться от дачи объяснений.

Что касается лиц, явившихся в полицию по вызову или по собственной инициативе, то порядок получения объяснений, как и порядок дачи ими объяснений, вообще ничем не регулируется. Не содержит порядка дачи и получения объяснений от заявителей и ч. 1 ст. 144 УПК РФ. Федеральный закон об ОРД также не регламентирует порядок дачи и получения объяснений в форме опроса.

Кроме этого, как известно, ни уголовной, ни какой-либо другой ответственности за отказ от дачи объяснений и за заведомо ложные объяснения, данные в порядке ч. 1 ст. 144 УПК РФ, Федерального закона об ОРД и в рамках административного процесса, не предусмотрено.

В соответствии с нормами гл. 26 УПК РФ допрашиваются свидетели, потерпевшие, подозреваемые и обвиняемые. Потерпевшие и свидетели допрашиваются в таком качестве, дают показания, за отказ от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний предусмотрена уголовная ответственность, о чем эти лица предупреждаются. При проверке сообщений о преступлениях по правилам ч. 1 ст. 144 УПК РФ, на основании Федерального закона об ОРД и в рамках административного процесса опрашиваются граждане и должностные лица, которые еще не являются свидетелями и потерпевшими. Формально таким лицам не нужно разъяснять право не свидетельствовать против самого себя и близких родственников, заявлять ходатайства, приносить жалобы на действия и бездействие должностного лица, отбирающего объяснения, ходатайствовать о применении мер безопасности, представлять доказательства, заявлять отводы, пользоваться помощью переводчика и т.д., а также они не обязаны давать правдивые объяснения и т.д. Должностное лицо, отбирающее объяснения, не имеет юридических оснований предупреждать об уголовной ответственности за отказ от дачи объяснений или за дачу заведомо ложных объяснений. Кроме того, объяснения не запрещено отбирать и в ночное время.

Согласно ч. 1 ст. 2 УПК РФ производство по уголовному делу на территории России ведется в соответствии с УПК РФ, следовательно, чтобы стать доказательствами по уголовному делу, объяснения, полученные в рамках ч. 1 ст. 144 УПК РФ, Федерального закона «О полиции», Федерального закона об ОРД и др., должны проверяться в порядке, предусмотренном УПК РФ.

На наш взгляд, объяснения, полученные в ходе собирания доказательств, должны приобщаться к уголовному делу в качестве иных документов и проверяться в соответствии с УПК РФ. Иначе говоря, граждане и должностные лица должны допрашиваться следователем или дознавателем в порядке, предусмотренном гл. 26 УПК РФ, а после проверки объяснений следственным путем они должны оцениваться наравне с другими имеющимися в материалах дела доказательствами. При этом ссылка на объяснения как на доказательства, подтверждающие виновность или невиновность обвиняемого при составлении обвинительного заключения, нужно признавать соответствующей требованиям уголовно-процессуального закона.

Видео (кликните для воспроизведения).

На основании изложенного предложим дополнения и изменения, которые можно использованы для совершенствования УПК РФ:

Источники


  1. Скрынник, А. М. Правоведение / А.М. Скрынник. — М.: Мини Тайп, 2013. — 352 c.

  2. Венгеров, А. Б. Теория государства и права / А.Б. Венгеров. — М.: Новый Юрист, 1998. — 624 c.

  3. Малько, А.В. Теория государства и права / А.В. Малько. — М.: Юридический центр Пресс, 2007. — 768 c.
  4. Акции. Судебная практика, официальные разъяснения, образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2016. — 930 c.
  5. Абдулаев, М. И. Теория государства и права / М.И. Абдулаев. — М.: Магистр-Пресс, 2004. — 472 c.
Является ли объяснение доказательством по уголовному делу
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here