Применение последствий недействительности оспоримой сделки

Полная информация на тему: "Применение последствий недействительности оспоримой сделки" от профессионалов для людей понятным языком.

Сам себе адвокат

защита прав в суде без адвоката

Недействительность сделок с 01.09.2013 года

Недействительность сделок с 01.09.2013 года

Положения ГК РФ регулирующие недействительность сделок претерпели существенные изменения. Недействительность сделок заключенных после 01.09.2013 года имеет важные особенности.

Сделки, которые стороны заключат после 01.09.2013 года, будет намного труднее признать недействительными, чем сделки, заключенные до этой даты. В результате добросовестные участники оборота получат больше гарантий того, что их контрагенты не смогут отказаться исполнять свои договорные обязательства, воспользовавшись недочетами в тексте закона.

Вот четыре принципиальных изменения, направленных на обеспечение стабильности оборота:

— не может оспаривать сделку тот, кто начал ее исполнять или иным образом продемонстрировал, что расценивает сделку как действительную;

— сделки не соответствующие закону направленные в защиту слабой стороны, по общему правилу являются оспоримыми, а не ничтожными;

— значительно сложнее применить последствия недействительности ничтожной сделки;

— согласие третьего лица, необходимое для заключения сделки, можно получить заранее.

Не может оспаривать сделку тот, кто начал ее исполнять

Тот, кто начал фактически исполнять сделку (в т. ч. принял исполнение от своего контрагента), не может ссылаться на ее недействительность, независимо от того является она оспоримой или ничтожно Это положение закреплено в п.2 ст.166 и п.5 ст.166 ГК РФ и следует из двух новых правил:

К поведению, которое давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки, можно отнести не только ее фактическое исполнение. Это могут быть, например, и письменные уверения о готовности исполнять сделку, и иные действия, которые суд расценит в данном качестве. Фактическое исполнение сделки имеет смысл особо выделить по двум причинам:

• во-первых, оно явно подпадает под приведенную выше формулировку;

• во-вторых, именно оспаривание исполненных (или частично исполненных) сделок в настоящее время влечет значительные убытки для добросовестных участников оборота.

Часто недобросовестные контрагенты (покупатели, подрядчики, арендаторы) пытаются сослаться на противоречие сделки закону только для того, чтобы уклониться от исполнения своих обязательств или избежать применения мер договорной ответственности.

В одних случаях эти ссылки оказываются формальными и надуманными. И в итоге суды все же признают договор действительным и взыскивают задолженность, неустойку и т. п. Но происходит это не сразу, а только в надзорной или кассационной инстанции. Причина в том, что суду приходится толковать неоднозначное положение закона, чтобы решить, нарушает ли его данная сделка.

В других случаях, несмотря на то что договор был фактически исполнен, суд в итоге признает его недействительным. Даже если поставщику (подрядчику) удается взыскать оплату за поставленные товары (выполненные работы), он лишается возможности применить к контрагенту меры ответственности, установленные договором.

Недействительность оспоримых и ничтожных сделок

Оспаривание сделки в подобных ситуациях в настоящее время представляет самый большой риск для добросовестных хозяйствующих субъектов. Ведь если одна из сторон демонстрирует свою готовность исполнить сделку (в частности, принимает исполнение от контрагента), это внушает другой стороне уверенность в том, что сделка состоится и будет исполнена надлежащим образом. И в результате эта другая сторона, даже если испытывала первоначально какие-либо сомнения в контрагенте, исполняет свои обязательства в полном объеме.

Но если спор с контрагентом возникает до начала исполнения сделки, обычно еще есть возможность предотвратить потери – приостановить исполнение, расторгнуть договор (когда закон это разрешает) и т. п. А когда суд признает недействительной уже исполненную сделку, такие меры, как правило, бесполезны, и можно говорить лишь об уменьшении потерь.

Теперь контрагент будет существенно ограничен в самой возможности оспорить сделку после того, как он выполнил (или, наоборот, принял) работы, поставил (или принял) товары – и тем самым дал основания полагаться на действительность сделки.

Ничтожные сделки стали оспоримыми

ГК РФ по-прежнему делит недействительные сделки на два вида: ничтожные и оспоримые. С точки зрения практики различие между ними состоит в том, что отказаться исполнять оспоримую сделку сложнее, чем ничтожную.

В чем выражается то, что отказаться исполнять оспоримую сделку сложнее, чем ничтожную?

В соответствии с прежней редакцией ст.168 ГК РФ по общему правилу сделка, не соответствующая требованиям закона, считается ничтожной, если только закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Теперь этот принцип будет полностью противоположным: по умолчанию сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой. При этом перечень иных последствий (отличающихся от общего правила) в законе сформулирован более сложно, чем прежней редакции.

По общему правилу последствия различаются в зависимости от того, посягает сделка на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц или не посягает. Очевидно, оценивать это в каждом конкретном случае будет суд. Тем не менее, можно попытаться предсказать, как сложится практика.

Для этого в первую очередь нужно понять, в каких конкретно случаях сделка нарушает требования закона, но при этом не посягает ни на публичные интересы, ни на права третьих лиц. Иными словами, необходимо понять, с какой целью закон может запрещать ту или иную сделку (или отдельное условие), если это делается не для защиты публичных интересов или прав третьих лиц.

Ответ здесь может быть только один: для защиты слабой стороны сделки (этот термин может означать, например, ту сторону, которой в силу объективных причин трудно получить необходимую информацию относительно того или иного условия договора).

Таким образом, сделка может нарушать требование закона, введенное для защиты:

•публичных интересов и (или) третьих лиц (тогда сделка является ничтожной);

•слабой стороны сделки (тогда сделка является оспоримой).

Если лицо, оспаривающее сделку, хочет сослаться на то, что она ничтожна, ему нужно будет сначала доказать, что сделка посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. Проще говоря, саму ничтожность сделки теперь тоже нужно будет доказывать.

В новую формулировку ст.168 ГК РФ вообще не вписываются случаи, когда в тексте закона прямо сказано, что сделка является ничтожной. Между тем именно так закон характеризует мнимую и притворную сделку; сделку, совершенную с целью, противной основам правопорядка и нравственности; сделку, совершенную малолетним; договор коммерческой концессии, не зарегистрированный в Роспатенте, и т. п. Очевидно, законодатель исходил из того, что все сделки, которые названы в законе ничтожными, априори посягают на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

Читайте так же:  Основания для прекращения регистрации транспортного средства

Во-вторых, законодатель уточнил фразу о том, что закон может предусматривать иные последствия нарушения, теперь речь идет о других последствиях нарушения, не связанных с недействительностью сделки.

Законодатель внес еще одну правку: вместо слов «закон устанавливает. » и «закон предусматривает. » («. иные последствия») теперь статья 168 ГК РФ содержит словосочетание «из закона следует. » («. что должны применяться иные последствия»).

Это изменение можно понять так: не требуется, чтобы в законе прямо говорилось: «такая-то сделка является оспоримой» или «в таком-то случае применяются другие последствия, не связанные с недействительностью сделки». Суд может прийти к такому выводу, даже если напрямую это не будет сказано – то есть все зависит от толкования судом текста закона.

Пример двух разных вариантов толкования нормы, устанавливающей последствия нарушения закона/

Будет сложнее применять последствия недействительности ничтожной сделки

По своей инициативе суд может применить последствия недействительности ничтожной сделки, если это необходимо для защиты публичных интересов и если это прямо предусмотрено в законе.

Заявить о ничтожности сделки может любое заинтересованное лицо. Потребовать применить последствия недействительности ничтожной сделки сторона сделки и другое лицо в случаях предусмотренных законом.

[2]

Закон ограничил возможность заявить о ничтожности сделки, не предъявляя при этом требование о применении последствий ее недействительности. В настоящее время суд может удовлетворить такое требование, только если лицо, заявившее его, докажет, что оно имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

Согласие можно получить заранее

Для некоторых категорий договоров требуется согласование совета директоров или общего собрания участников (акционеров). Для ООО и акционерных обществ – это крупные сделки и сделки с заинтересованностью. Для унитарных предприятий ограничений больше – им требуется получать согласие собственника имущества (государственного или муниципального органа) на совершение довольно большого перечня сделок.

Если директор заключил сделку, не получив такого согласия, то сама компания или ее участник (акционер) могут оспорить сделку в суде, если докажут, что другая сторона знала или должна была знать об отсутствии необходимого согласия. С одной стороны, это защищает компанию от злоупотреблений директора (который может по сговору с контрагентом заключить сделку, выйдя за рамки своих полномочий). С другой стороны, условие о том, что другая сторона должна была знать о нарушении, – очень неопределенное. И в результате может пострадать даже добросовестный контрагент.

Все эти правила, которые раньше были прописаны только в законах об ООО, АО и унитарных предприятиях, теперь закреплены в ст. 173.1 ГК РФ.

Кроме того, добавились две важных гарантии для добросовестного контрагента:

Во-первых, согласие можно получить заранее. Как это выглядит на практике? Если организация собирается заключить сделку на значительную для нее сумму, имеет смысл обратиться к совету директоров и (или) собранию участников контрагента и спросить, нуждается ли сделка в их одобрении, и если нуждается, то одобряют ли они эту сделку. Ответ должны дать в разумный срок. В таком предварительном согласии не требуется указывать все реквизиты договора, достаточно упомянуть его предмет.

Во-вторых, возможна ситуация, когда совет директоров или собрание участников одобрили сделку, а затем сами же ее оспорили, сославшись на какой-либо недочет. В этом случае появляется шанс доказать, что лицо, давшее согласие, уже в тот момент знало или должно было знать об этом недочете. Если суд с этим согласится, то он откажет в удовлетворении требований об оспаривании сделки.

Эти же правила будут применяться не только в тех случаях, когда нужно получить согласие органа юрлица(как в случае с крупными и оспоримыми сделками), государственного органа или органа местного самоуправления (как в случае со сделками унитарного предприятия). Но также в случаях, когда нужно получить согласие какого-либо третьего лица, например:

[1]

• собственника арендованного имущества – чтобы передать это имущество в субаренду, РФ;

• собственника вещи – чтобы передать в залог право на чужую вещь;

• кредитора – чтобы перевести долг на иное лицо;

•супруга – на совершение сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации.

Доказываем недействительность сделки по новым процессуальным правилам

Чего мы ждем от рекомендаций высшей судебной инстанции? Свежих решений наболевших проблем и оригинальных подходов. Недавнее постановление Пленума ВС РФ о процессуальных правилах богато и тем и другим.

Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление) принято в развитие поправок в ГК РФ и устанавливает правила и примеры для их применения судами. Наиболее ожидаемыми и важными стали разъяснения о недействительности сделок (п. 69–102). Остановимся на новых, ранее не встречавшихся в практике процессуальных правилах.

1. Любые возражения о недействительности сделок могут быть признаны не имеющими правового значения.

Признание сделки недействительной часто применялось как способ судебного «стряхивания» обязательства во вред добросовестной стороне, требующей его исполнения.

Чтобы не допустить этого, определено, что заявления о недействительности как ничтожной, так и оспоримой сделки в любой форме, а также о применении последствий недействительной сделки не будут иметь для суда правового значения, если лицо действует недобросовестно. В частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность этой сделки (п. 5 ст. 166 ГК РФ, п. 70 Постановления).

Это правило одно из самых важных, оно гарантирует стабильность оборота и защиту его добросовестных участников. В процессуальном смысле это выражается в следующем:

  • подлежит оценке поведение в отношении сделки не только ее стороны, но и любого лица, заявляющего о ее недействительности;
  • оцениваются заявления и возражения как сторон, так и лиц, участвующих в деле, поданные в любой процессуальной форме;
  • оценке подлежат заявления о недействительности как оспоримых, так и ничтожных сделок.

Последнее означает, что суд может констатировать отсутствие правового значения заявления о ничтожности сделки со ссылкой на поведение, свидетельствующее об отношении к ничтожной сделке как к действительной.

Если суд оценивает заявление о ничтожности как не имеющее правового значения, означает ли это признание действительности ничтожной сделки? Этот вопрос имеет все шансы стать одним из самых острых в судебной практике.

С нашей точки зрения, такая позиция суда применима к процессуальному заявлению и сама по себе не может означать констатацию действительности ничтожной сделки, т. к. случаи признания ничтожной сделки действительной специально устанавливаются законом (п. 2 ст. 171 ГК РФ).

Читайте так же:  Судебная почерковедческая экспертиза в гражданском судопроизводстве

Не вызывает сомнений, что суд вправе признать сделку ничтожной и по собственной инициативе (подп. 3 п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28). Однако в Постановлении не уточняется, в каких случаях подобная инициатива правомерна и необходима с учетом обстоятельств спора.

Вероятно, инициатива в признании сделки ничтожной может проявляться судами для защиты публичных интересов, особенно в случаях, когда суд приходит к выводу о необходимости применения последствий недействительности ничтожной сделки (п. 4 ст. 166 ГК РФ).

Если сделка ничтожна как нарушающая права третьих лиц и публичный интерес не затронут (п. 2 ст. 168 ГК РФ), суд лишен права применять последствия ничтожности по собственной инициативе, исходя из буквального толкования п. 4 ст. 166 ГК РФ, поскольку это не приведет к защите публичных интересов.

Возникает вопрос, возможно ли тогда по инициативе суда констатировать ничтожность сделки, нарушающей права третьих лиц, без применения последствий? Полагаем, что нет. Этот вывод следует из п. 3 ст. 166 ГК РФ и п. 70 Постановления, в силу которых лицо должно обладать законным интересом в признании сделки ничтожной и предъявить соответствующее требование в суд. В статье 166 ГК РФ и п. 71, 78, 81 Постановления явно проводится различие между требованием и возражением.

2. Исковое требование о признании сделки ничтожной как нарушающей права третьих лиц отличается от возражения тем, что оценивается судом на наличие заинтересованности.

Именно такой подход сложился в судебной практике (постановления ВАС РФ от 27.05.2008 № 4267/08, от 05.04.2011 № 15278/10, от 12.03.2013 № 14182/12).

Нет указаний на то, что суд обязан оценивать сделанные в неисковой форме заявления о ничтожности на предмет наличия заинтересованности. Заинтересованность лица проявляется в форме иска, для удовлетворения которого истец должен доказать, что имеет интерес в достижении правовой определенности по вопросу ничтожности сделки.

На первый взгляд, это противоречит п. 71 Постановления, согласно которому «возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожной сделке, оценивается судом по существу, независимо от истечения исковой давности для признания этой сделки недействительной».

Между тем правило о рассмотрении возражения о ничтожности «по существу» в данном случае выполняет функцию процессуальной экономии, т. к. позволяет разрешить спор только на этом основании.

Подобный подход содержится в п. 40 совместного Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 (в ред. от 23.06.2015), где говорится о том, что «если при рассмотрении иска об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения судом будет установлено, что основанием возникновения права собственности истца является ничтожная сделка и отсутствуют другие основания возникновения права собственности, суд отказывает в удовлетворении заявленных исковых требований независимо от того, предъявлялся ли встречный иск об оспаривании сделки». Пункт 71 Постановления распространяет этот подход и на иные категории исков.

3. Иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты прав этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительной сделки.

В свете общего подхода к установлению ничтожности в отдельном процессе по иску заинтересованного лица крайне важны положения п. 78 Постановления. Формально изложенная в нем позиция противоречит буквальному толкованию п. 3 ст. 166 ГК РФ. Однако по существу она является развитием подхода надлежащего истца как лица, доказавшего законный интерес в оспаривании.

Процессуально это выражается во введении нового требования к форме и содержанию искового заявления путем включения в него указания на такое право (законный интерес). Если оно не будет исполнено, исковое заявление оставят без движения (п. 78 Постановления).

К сожалению, каких-либо примеров соответствующих исков в документе не приводится. Можно предположить, что речь идет о случаях ничтожности замещения активов и иных сделок в процедурах банкротства, где кредиторы не являются стороной, но имеют законный интерес в имущественном удовлетворении за счет отчужденного имущества должника.

Другой вариант применения такого иска – ситуация, если суд с учетом мнения сторон отказался применять последствия ничтожной сделки по собственной инициативе исходя из абз. 2 п. 79 Постановления, а заинтересованное лицо не участвовало в процессе.

4. Для применения последствий ничтожной сделки установлено новое процессуальное правило: суд выносит вопрос о применении последствий недействительной сделки на обсуждение сторон.

Видео (кликните для воспроизведения).

На этом положении Постановления следует остановиться подробнее (п. 79). Разъяснение допускает, что с учетом мнения сторон суд может решить вопрос о применении последствий ничтожной сделки отрицательно. Стороны при этом останутся с исполненным по ничтожной сделке. Если данная позиция будет закреплена в судебной практике, станет возможным отход от применения реституции как в исключительных случаях, предусмотренных законом (п. 4 ст. 167 ГК РФ), так и в иных случаях, если суд с учетом ст. 65 АПК РФ и п. 79 Постановления откажется применять последствия ничтожности сделки. Это серьезное расширение сферы судейского усмотрения.

Дальнейшее развитие этой тенденции сделает востребованным и иск заинтересованного лица, которым оно может защитить свои права (п. 78 Постановления).

Однако пока и такие предположения выглядят спорными. Судебной практике придется выработать необходимые критерии для определения законного интереса для целей применения последствий ничтожной сделки и отсутствия иных способов защиты.

По всей строгости формы

Постановление вводит следующие правила в отношении требований о недействительности оспоримых сделок. Если ответчик заявляет о недействительности оспоримой сделки, исходя из условий которой заявлен иск, то отказ в иске может быть обоснован недействительностью сделки лишь в двух случаях:

  • если ответчик в том же процессе предъявил встречный иск о недействительности и он удовлетворен;
  • существует преюдициальное решение о признании сделки недействительной (п. 71 Постановления).

Представляется, что более строгая процессуальная форма для возражений о недействительности оспоримых сделок обоснована, поскольку:

  • это означает возможность отказа в иске для лица, не имеющего правового интереса в оспаривании;
  • форма встречного иска позволяет применить исковую давность;
  • действия недобросовестного лица, не заявившего встречный иск или заявляющего его только с целью затянуть процесс, могут быть рассмотрены как его процессуальный риск (ст. 9 АПК РФ).

Полагаем, что незаявление или несвоевременное заявление встречного иска в случае, если ответчик основывает свои возражения на недействительности оспоримой сделки, может быть расценено как недобросовестное действие, направленное на затягивание процесса.

При этом само предъявление встречного иска о недействительности, даже процессуально верное (добросовестное), может толковаться как недобросовестность в смысле п. 5 ст. 166 ГК РФ: «…поведение ответчика отвечает признакам недобросовестности, поскольку его заявление о недействительности сделки последовало лишь после передачи на рассмотрение суда требований истца о взыскании задолженности» (Постановление Девятого ААС от 10.12.2014 № 09АП-47670/2014-ГК по делу № А40-59351/2014).

Читайте так же:  Процедура назначения или выборов руководителя общеобразовательного

Приведенная оценка в целом соответствует ст. 41 АПК РФ и критериям недобросовестных процессуальных действий, предложенным ВС РФ в Определении от 23.07.2015 № 306-ЭС15-1364. Это дополнительные процессуальные гарантии для добросовестного лица, предъявившего иск об исполнении действительной сделки.

Сдерживающим фактором для лиц, аргументирующих недействительность сделки, станет оценка их действий на предмет добросовестности. Эта категория является фундаментальной для всех участников судебных споров о недействительности сделок.

В то же время не стоит забывать о том, что суд оценивает доводы о недобросовестности не абстрактно, а на основании определенных процессуальных норм. Несмотря на то что Постановление предоставляет суду право по собственной инициативе признавать действия участников оборота недобросовестными (п. 1), реализация этого права предполагает соблюдение принципов состязательности и равенства сторон.

В этой связи в новейшей судебной практике уже есть показательные примеры (Постановление СИП от 30.07.2015 по делу № А40-96570/2013), а значит, стороны должны заявлять о недобросовестности в соответствии с установленными правилами доказывания.

В практике недобросовестным поведением признается (Решение АС Ставропольского края от 22.07.2015 по делу № А63-5935/2015):

  • отсутствие возражений в отношении сделки в течение значительного периода;
  • возникновение таких возражений только после получения постановления о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего руководителя;
  • одобрение эмиссии акций, впоследствии отчужденных по спорной сделке;
  • участие в собраниях акционеров, если из данных действий следует очевидное намерение принять правовые последствия сделки.

Следуйте правилам доказывания

КС РФ указал, что суд апелляционной инстанции, усмотревший в действиях истца признаки злоупотребления правом, должен был предложить сторонам высказать по данному вопросу свои соображения и представить соответствующие доказательства. Однако из протокола и аудиопротокола судебного заседания следует, что в нарушение закрепленного ст. 9 АПК РФ принципа состязательности данный вопрос суд апелляционной инстанции перед сторонами не ставил, вывод о наличии злоупотребления правом сделан без непосредственного исследования этого вопроса в судебном заседании. Перечисленные нарушения стали основаниями для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение (Постановление СИП от 30.07.2015 по делу № А40-96570/2013).

Недобросовестность не пройдет

В отношении недобросовестности при оспаривании сделки практика сформировала достаточно примеров.

«Договор заключен на условиях, предложенных обществом, являющимся профессиональным участником рынка страховых услуг, осознающим последствия договора; сославшись на несоответствие договора закону, общество нарушило пределы осуществления гражданских прав» (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.04.2010 № 16996/09).

«Совершение лицом действий, способных дать основание считать сделку действительной, в частности, подписание акта сверки, товарных накладных, актов об оказанных услугах, оценивается судом как недобросовестное поведение лица, ссылающегося на недействительность сделки» (Постановление АС Московского округа от 27.10.2014 № Ф05-10568/14 по делу № А40-15580/13-102-145).

«По договору вносились денежные средства после совершения сделки, оплата принималась другой стороной договора, следовательно, договор исполнялся и истец не вправе оспаривать эту сделку» (Решение АС Свердловской области от 10.02.2015 по делу № А60-47632/2014).

P. S. Решение найдено

Постановление существенно снизило вероятность произвольного оспаривания сделок по формальным основаниям. Суды будут оценивать не только правовые доводы о недействительности, но и поведение сторон. В ряде случаев большое значение будет иметь правильный и своевременный выбор процессуальной формы заявления возражений.

Последствия недействительности ничтожных и оспоримых сделок

Нередко при исследовании правовой природы ничтожных и оспоримых сделок возникает вопрос, существуют ли между ними различия в последствиях недействительности. Оспоримая сделка является недействительной и она так же ничтожна, как и любая ничтожная сделка.

Под недействительностью в юридической литературе понимают отсутствие юридических последствий сделки, из этого следует логический вывод, что существенных различий между ничтожными и оспоримыми сделками нет.

Гражданский кодекс РФ в статье 167 главным последствием недействительных сделок предусматривает отрицание юридических последствий сделки с момента ее совершения и двусторонняя реституция, если исполнение по сделке уже было произведено.

Недействительность ничтожной сделки с момента ее совершения означает, что изначально сделка не породила для сторон никаких юридических последствий: ни обязательственных, ни вещных. После ее совершения у сторон нет никаких прав или обязанностей, вытекающих из сделки. Лишение оспоримой сделки юридической силы с момента совершения означает, что в силу судебного решения правоотношение из этой сделки считается не существующим с самого начала.

Когда недействительность сделки устанавливается до начала исполнения по ней, стороны лишаются только обязательственных прав, таким образом у них отсутствует право требовать от другой стороны исполнения соответствующей обязанности.

Другой вариант, когда стороны полностью или частично исполнили недействительную сделку: осуществили обязательственные права, что повлекло за собой передачу объектов гражданского права и должно было повлечь возникновение у участников сделки соответствующих прав на эти объекты.

В данном случае стороны будут иметь какие-либо объекты гражданского права без должного правового основания (титула). Правовое основание (титул) будет у того лица, которое имело его до исполнения недействительной сделки и намеревалось передать его на основании этой сделки вместе с передачей объекта гражданского права.

Для решения данной, необходимо передать индивидуально-определенную вещь от незаконного владельца не владеющему собственнику, а также передать вещи, определенные родовыми признаками, от лица, которое неосновательно приобрело их, лицу, за счет которого произошло приобретение. То есть, необходимо, чтобы у каждого из участников исполненной недействительной сделки был и определенный объект гражданского права, и правовое основание для обладания им («обладания» в широком смысле слова).

Именно на разрешение этой ситуации и направлена норма, установленная в пункте 2 статьи 167 ГК РФ, которая получила название «двусторонняя реституция», или возвращение в первоначальное положение.

Так, например, Определением от 20.07.2011по делу N А37-1390/2010 Арбитражный суд Магаданской области признал недействительной сделку должника — договора купли-продажи от 11.05.2010 здания промбазы МЦ, заключенного между ООО «АТВ-капитал» (продавец) и Гончаровым Сергеем Ивановичем (покупатель), и применил последствия недействительности сделки, установленные пунктом 1 статьи 61.6 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) в виде возврата спорного имущества в конкурсную массу.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.6 Закона о банкротстве все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с главой III настоящего Федерального закона, подлежит возврату в конкурсную массу. В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями Гражданского кодекса РФ об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения.

Читайте так же:  Чем отличается сертификат качества от сертификата соответствия

Учитывая, что объект недвижимости, отчужденный в результате сделки, признанной недействительной, имеется в натуре, он подлежит возврату в конкурсную массу должника путем погашения записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о зарегистрированном праве Гончарова С.И. на здание промбазы МЦ и восстановления записи о праве на указанное недвижимое имущество за ООО «АТВ-капитал».

Тот факт, что спорный объект продан гражданином С.И. по договору купли-продажи от 16.12.2010 гражданину Е.Е. за 20 млн.руб., не может служить основанием для отказа в применении последствий недействительности сделки в виде возврата имущества, поскольку договор купли-продажи от 16.12.2010 в установленном порядке не зарегистрирован.

Нередко возникают проблемы в сфере применения двойной реституции.

Так, Определением Арбитражного суда города Москвы от 12 марта 2012 г. по делу N А40-77398/10-103-289Б договор залога от 06.10.2009 г., заключенный между Обществом с ограниченной ответственностью «Проектно-строительная компания «ТАК» и гражданином Е.В. признан недействительной сделкой с применением к ней последствия недействительности сделки, исключив запись о регистрации данного договора из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Постановлением Федерального Арбитражного суда Московского округа от 26 июля 2012 г. по делу N А40-77398/10-103-289Б было установлено, что применение судами последствий недействительности договора залога путем исключения записи о регистрации данного договора из ЕГРП является ошибочным, поскольку не является двусторонней реституцией в силу ст. 167 ГК РФ, ст. 61.6 Закона о банкротстве.

Судами не учтено, что регистрация договора залога недвижимого имущества осуществляется Росреестром в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», и государственный регистратор не является стороной оспариваемой сделки.

При разрешении спора суды неправильно применили указанные выше нормы материального права.

Но существуют особые нормы, анализ которых в некотором смысле предполагает наличие различных специфических последствий ничтожных и оспоримых сделок.

Например, в соответствии с пунктом 3 статьи 167 ГК РФ только оспоримая сделка может быть прекращена лишь на будущее время, если из ее содержания вытекает, что она может быть прекращена лишь на будущее время; согласно статье 179 ГК РФ в оспоримых сделках возможна односторонняя реституция; статья 169 ГК РФ предусматривает, что в ничтожных сделках возможно неприменение реституции, если у обеих сторон был умысел на совершение противоправной сделки. Отдельные составы оспоримых сделок предусматривают необходимость виновной стороны возместить другой стороне реальный ущерб, причиненный другой стороне совершением сделки (п. 2 ст. 178 ГК РФ, п. 2 ст. 179 ГК РФ).

Однако все указанные различия являются не столь ярко выраженными. Из анализа содержания статьи 167 ГК РФ можно сделать вывод о наличии двух видов последствий признания оспоримой сделки недействительной:

  1. отрицание ее юридической силы с момента совершения (это последствие является общим и совпадает с последствием признания недействительной ничтожной сделки);
  2. отрицание ее юридической силы на будущее время (это последствие является исключением из общего правила).

Данное последствие предусматривает п. 3 ст. 167 ГК РФ: если из содержания оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время.

Следовательно, последствие в виде отрицания ее юридической силы на будущее время обусловлено прежде всего не особенностью оспоримой сделки как таковой, а особенностью содержания конкретных оспоримых сделок.

Прекращение на будущее время только отдельных оспоримых сделок является характерной особенностью российского Гражданского кодекса РФ.

Нет никакого теоретического барьера для распространения этого правила в законе и на ничтожные сделки. При признании оспоримой сделки недействительной на будущее время происходит двойное преобразование правоотношения: преобразование будет заключаться в том, что недействительная с самого начала сделка решением суда будет признана действительной с обратной силой с момента совершения сделки до момента вынесения судебного решения. Решение суда, таким образом, только прекращает на будущее время им же преобразованное правоотношение из недействительного в действительное.

Поэтому решение суда о прекращении действия оспоримой сделки лишь на будущее время одновременно выполняет две задачи: недействительная изначально сделка обращается в действительную с момента ее совершения; действие такой преобразованной сделки прекращается с момента судебного решения на будущее время. Так, Решением Пятигорский городской суд Ставропольского края по делу №2-1068/11 от 13 апреля 2011 года признал договор аренды недвижимого имущества недействительным и применил последствия недействительной сделки. Суд установил, что сделка по заключению договора аренды между администрацией г. Пятигорска и ООО «Мир развлечений» является ничтожной согласно статьи 168 ГК РФ, так как не соответствует приведенным требованиям закона, поскольку была заключена без проведения конкурса и иных публичных процедур.

В соответствии с требованиями статьи 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В данном случае уклонение Управление имущественных отношений администрации г. Пятигорска от проведения торгов на право заключения договора аренды недвижимого муниципального имущества является нарушением закона. Соответственно договор аренды муниципального недвижимого имущества между Управлением имущественных отношений администрации города Пятигорска и ООО «Мир развлечений» является ничтожным согласно статьи 168 ГК РФ, так как не соответствует приведенным требованиям закона, поскольку указанный договор был заключен без проведения торгов и иных публичных процедур.

Соответственно последствия недействительности ничтожной сделки в виде договора аренды могут быть применены только в соответствии с частью 3 статьи 167 ГК РФ и действие договора аренды может быть лишь прекращено на будущее время.

В свою очередь ООО «Мир развлечений» утрачивает право аренды на недвижимое муниципальное имущество по договору, а запись о регистрации договора аренды недвижимого имущества от в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним подлежит аннулированию.

Ничтожная сделка может быть также прекращена на будущее время, предварительно превратившись в действительную с самого начала. Варианты «преобразования» ничтожных сделок в действительные предусмотрены отдельными нормами действующего законодательства: если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд вправе по требованию исполнившей сделку стороны признать сделку действительной. В этом случае последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется.( п. 2 ст. 165 ГК РФ), а также п. 2 ст. 171, п. 2 ст. 172 ГК РФ.

Читайте так же:  Реализация регионального материнского капитала в московской области

Касательно вышеназванных различных специфических последствий, то их специфичность характерна лишь для отдельных составов оспоримых или ничтожных сделок, а не всех оспоримых или ничтожных сделок как таковых.

Например, односторонняя реституция свойственна не всем, а отдельным составам оспоримых сделок, прямо названным в статье 179 ГК РФ. Более того, односторонняя реституция может иметь место также в отдельных составах ничтожных сделок. Так, в сделках, совершенных с целью заведомо противной основам правопорядка, при наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки применяется односторонняя реституция (ч. 3 ст. 169 ГК РФ).

[3]

Неприменение реституции возможно не во всех а лишь в одном составе ничтожных сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ч. 2 ст. 169 ГК РФ).

Необходимость виновной стороны возместить реальный ущерб, причиненный совершением недействительной сделки наблюдается как в отдельных составах ничтожных (п. 1 ст. 171, п. 1 ст. 172 ГК РФ), так и в отдельных составах оспоримых

Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод, что те или иные особенности юридических последствий недействительных сделок, имеющиеся в законодательстве, обусловлены не природой вида недействительных сделок (ничтожные или оспоримые), а особенностями каждого конкретного состава недействительных сделок (ст. 169, 171,172, 175, 176,178,179 ГК РФ).

Исходя из системного толкования пункта 1 статьи 1, пункта 3 статьи 166 и пункта 2 статьи 168 ГК РФ иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может также быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки.

В исковом заявлении такого лица должно быть указано право (законный интерес), защита которого будет обеспечена в результате возврата каждой из сторон всего полученного по сделке. Отсутствие этого указания в исковом заявлении является основанием для оставления его без движения (статья 136 ГПК РФ, статья 128 АПК РФ).

Суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки (реституцию) по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, а также в иных предусмотренных законом случаях (пункт 4 статьи 166 ГК РФ).

По смыслу статей 56 ГПК РФ, 65 АПК РФ при решении вопроса о применении по своей инициативе последствий недействительности ничтожной сделки суду следует вынести указанный вопрос на обсуждение сторон.

В мотивировочной части решения должно быть указано, какие публичные интересы подлежат защите, либо содержаться ссылка на специальную норму закона, позволяющую применить названные последствия по инициативе суда.

По смыслу пункта 2 статьи 167 ГК РФ взаимные предоставления по недействительной сделке, которая была исполнена обеими сторонами, считаются равными, пока не доказано иное. При удовлетворении требования одной стороны недействительной сделки о возврате полученного другой стороной суд одновременно рассматривает вопрос о взыскании в пользу последней всего, что получила первая сторона, если иные последствия недействительности не предусмотрены законом.

При рассмотрении требования лица, передавшего индивидуально-определенную вещь по недействительной сделке, к лицу, которому эта вещь была передана, о ее возврате истец не обязан доказывать свое право собственности на спорное имущество. Индивидуально-определенная вещь подлежит возврату, если она сохранилась у получившей ее стороны.

В случае недействительности договора, по которому полученное одной из сторон выражалось во временном возмездном пользовании индивидуально-определенной вещью , эта сторона возмещает стоимость такого пользования другой стороне, если оно не было оплачено ранее (пункт 2 статьи 167 ГК РФ). Переданная в пользование по такому договору вещь также подлежит возврату. Учитывая особый характер временного пользования индивидульно-определенной вещью, срок исковой давности по иску о ее возврате независимо от момента признания сделки недействительной начинается не ранее отказа соответствующей стороны сделки от ее добровольного возврата (абзац второй пункта 2 статьи 200 ГК РФ).

При рассмотрении требования покупателя к продавцу о возврате уплаченной цены и возмещении убытков, причиненных в результате изъятия товара у покупателя третьим лицом по основанию, возникшему до исполнения договора купли-продажи, статья 167 ГК РФ не подлежит применению. Такое требование покупателя рассматривается по правилам статей 460 — 462 ГК РФ. По смыслу пункта 1 статьи 461 ГК РФ исковая давность по этому требованию исчисляется с момента вступления в законную силу решения суда по иску третьего лица об изъятии товара у покупателя.

Согласно абзацу второму пункта 3 статьи 166 ГК РФ допустимо предъявление исков о признании недействительной ничтожной сделки без заявления требования о применении последствий ее недействительности, если истец имеет законный интерес в признании такой сделки недействительной. В случае удовлетворения иска в решении суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной.

В связи с тем, что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения.

Для требований сторон ничтожной сделки о применении последствий ее недействительности и о признании такой сделки недействительной установлен трехлетний срок исковой давности, который исчисляется со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, то есть одна из сторон приступила к фактическому исполнению сделки, а другая — к принятию такого исполнения (пункт 1 статьи 181 ГК РФ).

Течение срока исковой давности по названным требованиям, предъявленным лицом, не являющимся стороной сделки, начинается со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала ее исполнения.

Видео (кликните для воспроизведения).

По смыслу пункта 1 статьи 181 ГК РФ если ничтожная сделка не исполнялась, срок исковой давности по требованию о признании ее недействительной не течет.

Источники


  1. Кони, А. Ф. Обвинительные и судебные речи / А.Ф. Кони. — М.: Студия АРДИС, 2016. — 707 c.

  2. Хаин, В. Е. История и методология геологических наук / В.Е. Хаин, А.Г. Рябухин, А.А. Наймарк. — М.: Academia, 2017. — 416 c.

  3. Профессиональная этика и служебный этикет. Учебник. — М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2014. — 560 c.
  4. Брэбан, Г. Французское административное право; М.: Прогресс, 2012. — 488 c.
  5. CD-ROM. Лекции для студентов. Юридические науки. Диск 1. — Москва: Высшая школа, 2016. — 251 c.
Применение последствий недействительности оспоримой сделки
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here