Основания признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе

Полная информация на тему: "Основания признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе" от профессионалов для людей понятным языком.

Комментарий к СТ 75 УПК РФ

Статья 75 УПК РФ. Недопустимые доказательства

Комментарий к статье 75 УПК РФ:

Та же проблема встает в связи с применением специалистами и экспертами оборудования, инструментов, приспособлений и методик. Согласно ч. 1 ст. 13 Закона РФ от 27.04.1993 N 4871-1 «Об обеспечении единства измерений» государственный метрологический контроль и надзор, осуществляемые с целью проверки соблюдения метрологических правил и норм, распространяются, в частности, и на измерения, проводимые по поручению органов суда, прокуратуры, арбитражного суда, государственных органов управления РФ. То есть экспертные методики и техника, связанные с любыми измерениями, должны соответствовать требованиям государственных стандартов в области измерений, а измерительные приборы и другое оборудование, используемое специалистами и экспертами при проведении следственных действий, должны быть сертифицированы. Нарушение этих требований должно влечь за собой признание полученных доказательств недопустимыми.

———————————
См.: Определение КС РФ от 06.02.2004 N 44-О по жалобе гр. Демьяненко В.Н. на нарушение его конституционных прав положениями статей 56, 246, 278 и 355 УПК РФ // РГ. 07.04.2004. N 71.

Судебная практика расширительно толкует норму части 2 статьи 75 УПК РФ, распространяя ее и на случаи отсутствия при получении показаний педагога или психолога, когда его участие в силу закона (ст. 425 УПК РФ) было обязательным .

———————————
См.: пункт 9 Постановления Пленума ВС РФ от 01.02.2011 N 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 4.

3. В пункте 2 части 2 ком. статьи подтвержден запрет на показания потерпевшего или свидетеля, если они основаны на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. В то же время, в отличие от показаний свидетеля, законодатель не счел необходимым объявить недопустимыми показания потерпевшего, если тот не может указать источник своей осведомленности. Собственно, показания без ссылки на источник осведомленности это и есть показания «по слуху». На наш взгляд, в данном случае имеет место пробел в правовом регулировании. Учитывая общий принцип непосредственности исследования доказательств, запрещающий использовать данные, первоисточник которых неизвестен, следует прийти к выводу, что на самом деле законодатель в отношении показаний потерпевшего должен был иметь в виду то же самое ограничение на использование показаний по слуху, что и в отношении свидетеля. Поэтому представляется, что этот запрет по аналогии закона правомерно распространять и на показания потерпевшего.

Так, по уголовному делу в отношении Ц. его защитник требовал признать недопустимым протокол осмотра места происшествия на том основании, что присутствующему в ходе осмотра Ц. не было разъяснено его право не свидетельствовать против себя, предусмотренное статьей 51 Конституции РФ. Верховный Суд РФ признал доводы защитника несостоятельными в связи с тем, что Ц. отказался давать какие-либо пояснения, то есть реально воспользовался не разъясненным ему правом .

———————————
См.: Кассационное определение СК по УД Верховного Суда РФ от 16.08.2006 N 7-О06-15.

Допустимые доказательства. Основания признания доказательства недопустимым

В правилах доказывания особое место занимают правила допустимости доказательства. Эти правила должны создать надежную основу для признания доказанными или недоказанными определенных обстоятельств.

В литературе и практической деятельности допустимость доказательств понимается в двух аспектах:

1) допустимость, относящаяся к оценке содержания доказательства (содержание сведений). Это означает, что допустимо доказывать то, что относится к делу, имеет значение для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Такое понимание допустимости доказательств имеет практический смысл в том, чтобы исключить из предварительного или судебного следствия те сведения, которые не имеют значения по делу, не способствуют выяснению интересующих следствие и суд обстоятельств. По этому основанию следователь, суд, руководствуясь ст.119, ч.2 ст.159 УПК, могут отклонить ходатайство участника судопроизводства о допросе названного ими лица в качестве свидетеля, об истребовании какого-либо документа и т.п.

Все изложенное дает основание для вывода о том, что допустимы относящиеся к делу доказательства.

Ходатайства сторон об исследовании доказательств, относящихся к делу, имеющих значение по делу, должны быть удовлетворены (см. ч.2 ст.159 УПК);

2) допустимость доказательства определяется соблюдением закона при получении, закреплении этого доказательства. Основу процессуальных правил о допустимости доказательств составляет конституционная норма о том, что «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» (ч.2 ст.50 Конституции РФ). Это правило относится не только к осуществлению правосудия, но и ко всем стадиям, действиям, решениям в уголовном судопроизводстве. В УПК выделена специальная ст.75 «Недопустимые доказательства», содержащая общее понятие недопустимых доказательств (ч.1) и основания признания доказательства недопустимым (ч.2).

В других нормах УПК содержатся правила признания доказательства недопустимым (см., например, ч.4 ст.235, ч.4 ст.236 УПК).

Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, перечисленных в ст.73 УПК. Из этого записанного в ст.75 УПК правила следует, что не только обвинение, но и доказывание любых иных обстоятельств, в том числе и смягчающих ответственность обвиняемого или освобождающих его от ответственности, должны основываться на допустимых доказательствах.

Условиями допустимости доказательств являются:

  • 1) доказательство должно быть получено надлежащим субъектом, правомочным по данному делу проводить то процессуальное действие, в ходе которого получено доказательство;
  • 2) фактические данные должны быть получены только из источников, перечисленных в ч.2 ст.74 УПК;
  • 3) доказательство должно быть получено с соблюдением правил проведения процессуального действия, в ходе которого получено доказательство;
  • 4) при получении доказательства должны быть соблюдены все требования закона о фиксировании хода и результата следственного действия.

Отсюда следует, что доказательства недопустимы, если:

  • 1) доказательство получено ненадлежащим субъектом вследствие нарушения закона о подследственности, подсудности и т.п., например, при проведении дознавателем следственных действий без поручения о том следователя, прокурора; проведение допроса лица следователем, не принявшим дело к производству или не включенным в группу следователей; проведение следственного действия лицом, подлежащим отводу;
  • 2) данные по делу получены без проведения следственных действий или из источников, не указанных в ч.2 ст.74 УПК. Поэтому из материалов, полученных до возбуждения уголовного дела, доказательственное значение имеет только протокол тех следственных действий, проведение которых закон разрешает до возбуждения уголовного дела (ч.4 ст.146 УПК).

Представленные вместе с жалобой, заявлением о возбуждении дела документы, вещи, фото-, киноматериалы могут использоваться в качестве доказательств только тогда, когда после возбуждения дела лица, представившие эти материалы, были допрошены, установлено, кем, когда, где, при каких обстоятельствах были обнаружены представленные вещи, документы или произведена кино-, фотосъемка и т.п. Необходимым условием использования представленных вещей в качестве доказательств является постановление о приобщении их к делу в качестве вещественных доказательств, которое выносится после их осмотра.

Читайте так же:  Получение положительного заключения государственной экспертизы

Должно быть известно лицо, представляющее эти материалы. В ходе допроса этого лица выясняются обстоятельства получения материалов и их содержание. Все это дает основание для решения вопроса о допустимости представленных материалов в качестве доказательств по делу.

Предметы, документы, приобщенные к делу в качестве доказательств, проверяются и оцениваются в совокупности с другими. Сведения, предметы, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий, должны пройти процессуальный путь получения этих сведений лицом, ведущим производство по делу. Лицо, располагающее этими сведениями, должно быть допрошено в качестве свидетеля, документы, предметы приобщены к делу и проверены по общим для доказательств правилам;

3) нарушены запреты, ограничения, установленные применительно к отдельным доказательствам.

Закон устанавливает, кто не подлежит допросу в качестве свидетеля (ч.3 ст.56 УПК). Ряд лиц пользуются правом свидетельского иммунитета. Согласно ст.51 Конституции РФ «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом» (см. ч.4 ст.56 УПК).

Когда в качестве свидетеля допрашивается лицо, которое фактически подозревается допрашиваемым в преступлении, но процессуально его положение как подозреваемого или обвиняемого не оформлено, а предметом допроса является выяснение у лица его причастности к преступлению, использование показаний этого лица, допрошенного в качестве свидетеля, недопустимо. В этом случае нарушается привилегия против самообвинения;

4) в УПК выделено новое правило недопустимости доказательства, относящееся к показанию подозреваемого, обвиняемого, данного в ходе досудебного производства по делу (п.1 ч.2 ст.75).

Суть этого правила состоит в том, что к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде. Это правило направлено на то, чтобы предотвратить случаи получения «признательных показаний» подозреваемого, обвиняемого под влиянием физического или психического насилия. Кроме того, они ориентируют лиц, ведущих расследование, на то, что не само по себе признание обвиняемым своей вины, а совокупность доказательств, подтверждающих это, могут быть положены в основу обвинительного приговора;

5) нарушены процессуальные правила собирания, проверки доказательств и фиксирования проведенных процессуальных действий в соответствующих документах. Лишаются юридической силы доказательства, полученные в результате проведения следственного действия без получения санкции прокурора или решения суда на его проведение, если такая санкция или решение предусмотрены законом (ст. ст.23, 25 Конституции, ст.165 УПК).

Очевидно, что нарушение правил получения доказательств, основанных на конституционных гарантиях прав и свобод человека и гражданина, нарушающих неприкосновенность жилища, тайну переписки или затрагивающих иные права человека, безусловно, делает такие доказательства недопустимыми,

6) в п.2 ч.2 ст.75 УПК к недопустимым доказательствам отнесены показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности.

Очевидно, что отнесение этих доказательств к недопустимым продиктовано тем, что любые сведения, которые сообщает потерпевший или свидетель, должны иметь под собой какое-либо фактическое обоснование, подлежать проверке. «Слухи», «догадки», «домыслы» этим требованиям не отвечают.

Точно так же если свидетель говорит о том, что у обвиняемого и потерпевшего были враждебные отношения, о чем он узнал из услышанного разговора между незнакомыми ему людьми, показания такого свидетеля недопустимо использовать как сведения о враждебных отношениях обвиняемого и потерпевшего.

Признание недопустимыми показаний потерпевшего, свидетеля, основанных на догадке, предположении, слухе, а также показаний свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, основано на том, что все показания должны быть доступны для проверки и оценки их достоверности. Такая проверка исключена, если в ее основе «догадка», предположение или лицо, дающее показание, скрывает или не может назвать источник своей осведомленности.

Допрос в судебном заседании в качестве свидетелей следователей, производивших допрос подозреваемого, обвиняемого, в отсутствие защитника для воспроизведения показаний подозреваемого, обвиняемого, отказавшихся от дачи показаний в суде, недопустим.

Статья 75 УПК, исходя из предписаний ст.50 (ч.2) Конституции РФ, исключает возможность любого прямого или опосредованного использования сведений, содержащихся в недопустимом доказательстве.

В законе сказано, что недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также доказывания любого из обстоятельств, указанных в ст.73 УПК. Это означает, что на недопустимые доказательства нельзя ссылаться для обоснования любого решения по делу, в том числе в обвинительном заключении или обвинительном акте и приговоре. Поэтому важно процессуально оформить исключение недопустимых доказательств.

Порядок исключения недопустимых доказательств подробно описан в УПК применительно к предварительному слушанию и к деятельности суда присяжных. Однако это не означает, что исключение недопустимых доказательств имеет место только на этих стадиях деятельности суда присяжных. Исключение недопустимых доказательств в суде присяжных имеет особое значение, так как там особенно важно исключить из судебного следствия недопустимое доказательство с тем, чтобы оно не оказало воздействия на формирование убеждения присяжных в доказанности каких-либо обстоятельств. Это разъяснение Пленум Верховного Суда РФ дал в Постановлении N 1 от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре».

Признать доказательство недопустимым может и следователь, и прокурор . На стадии предварительного расследования исключение недопустимых доказательств означает невозможность основывать на них свои выводы по делу, указывать эти доказательства как основания решения, ссылаться на них в обвинительном заключении.

В Приложении 26 к УПК дана форма постановления об исключении доказательства, вынесенного судьей. Аналогичные по форме постановления могут выноситься следователем, дознавателями, прокурором по ходатайству сторон или по собственной инициативе.

В случае признания доказательства, полученного с нарушением закона, недопустимым суд должен мотивировать свое решение об исключении его из совокупности доказательств по делу, указав, в чем выразилось нарушение закона при собирании данного доказательства.

Практика суда с участием присяжных заседателей создала прецеденты исключения недопустимых доказательств.

Например, были признаны недопустимыми доказательствами протокол изъятия и осмотра одежды потерпевшей, поскольку эти действия совершены не уполномоченным на эти действия лицом и совершены до возбуждения уголовного дела. Соответственно недопустимым было признано и заключение эксперта о происхождении пятен на этой одежде.

Признан не имеющим доказательственной силы протокол допроса обвиняемого в случае вынужденного отказа его от защитника ввиду отсутствия средств на оплату адвоката или неявки адвоката.

Исключен из доказательств протокол осмотра места происшествия, в котором не участвовал защитник, так как ему не была предоставлена возможность встретиться с подзащитным, заключенным под стражу до начала следственного действия.


Не имеют доказательственной силы данные подсудимым на предварительном следствии показания, если он допрашивался в качестве свидетеля с предупреждением об уголовной ответственности по ст. ст.307 — 308 УК РФ.

Не могут быть признаны допустимыми по делу доказательствами протоколы следственных действий, если следственные действия и их закрепление в протоколе произведены с нарушением уголовно-процессуального закона (например, нет подписи обвиняемого на протоколе осмотра, следственного эксперимента: свидетель не был предупрежден о его праве не давать показание в соответствии с ч.3 или ч.4 ст.56 УПК).

Читайте так же:  Примирение сторон административного дела ограничения процессуальное оформление

Не имеют доказательственной силы заключение эксперта, полученное с нарушением прав обвиняемого при назначении экспертизы.

В теории и практике судопроизводства встает вопрос об «асимметрии» при решении вопроса о допустимости доказательств. Речь идет о праве стороны защиты ссылаться на важное для защиты доказательство, которое может быть признано недопустимым, в виду допущенных нарушений закона при его собирании стороной обвинения (например, допущено нарушение процедуры опознания, но в протоколе записан категорический ответ потерпевшей о том, что среди предъявленных ей лиц нет человека, нападавшего на нее).

Уголовный процесс

Основания и порядок признания доказательств недопустимыми

В УПК появилась новая статья — ст. 75 «Недопустимые доказательства», состоящая из двух частей.

Часть 1 носит общий характер: «Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть наложены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса».

Данная диспозиция базируется на втором признаке доказательств — допустимости. Если вспомнить теоретическое требование, что доказательство может считаться доказательством только при наличии всех трех признаков — относимости, допустимости, достоверности, то отсутствие допустимости должно означать отсутствие доказательства вообще.

В ч. 2 приводятся некоторые основания признания доказательства недопустимым.

  1. отсутствие защитника при допросах подозреваемого, обвиняемого, в то время как его участие в уголовном судопроизводстве обязательно (ст. 51 УПК);
  2. показания потерпевшего, свидетеля основаны на догадке, предположении, слухе;
  3. свидетель в процессе дачи показаний не может указать источник своей осведомленности.

В п. 3 ч. 2 сказано, что к недопустимым относятся «иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса». Действительно, нет смысла в попытке перечисления всевозможных нарушений при собирании доказательств, в результате чего возникают сомнения в достоверности полученной информации.

Достаточно было ограничиться указанием на сферы подобных нарушений:

  • получение сведений из источников, не перечисленных в ч. 2 ст. 74 УПК;
  • получение сведений и введение их в качестве доказательств в уголовное дело ненадлежащим субъектом (например, следователем, не принявшим дело к своему производству или не имеющим особого поручения на производство следственных действий);
  • нарушение законной процедуры производства процессуальных действий, в ходе которых получена доказательственная информация;
  • нарушение законных требований к фиксации (оформлению) указанных действий.

Соблюдение процессуальных правил в каждой из этих сфер является гарантией того, что сведения могут обрести форму доказательств, которые допущены в процесс доказывания.

Порядок признания доказательств недопустимыми не освещен ни в главе 10, ни в главе 11 УПК. В ч. 3 ст. 88 УПК лишь отмечается право прокурора, следователя, дознавателя признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт.

Как видим, такое признание является процессуальным решением должностного лица, влекущим за собой правовые последствия. Представляется в этой связи, что на стадии предварительного расследования при признании доказательства недопустимым должны соблюдаться определенные правила.

Во-первых, поскольку при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым (ч. 7 ст. 235 УПК), то исключенное доказательство должно сохраняться в материалах уголовного дела

Во-вторых, важность этого решения требует его процессуального оформления. Должностное лицо должно вынести соответствующее постановление по аналогии с постановлением судьи. В-третьих, процедура исключения недопустимого доказательства должна быть аналогична процедуре на предварительном слушании (ст. 234 и 235 УПК).

В ч. 4 ст. 88 УПК говорится: «Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 настоящего Кодекса». Процедура исключения недопустимого доказательства в суде достаточно разработана. Если стороной заявлено ходатайство об исключении доказательства то судья на предварительном слушании должен выяснить у другой стороны, имеются ли у нее возражения против данного ходатайства. При отсутствии возражений судья удовлетворяет ходатайство (ч. 5 ст. 234 УПК).

Требованиям к ходатайству об исключении доказательства посвящена ст. 235 УПК.

1. Стороны вправе заявил» ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства. В случае заявления ходатайства его копия передается другой стороне в день представления ходатайства в суд.

2. В этой части закреплено содержание ходатайства. Ходатайство об исключении доказательства должно содержать указания на:

  • доказательство, об исключении которого ходатайствует сторона;
  • основания для исключения доказательства, предусмотренные настоящим Кодексом, и обстоятельства, обосновывающие ходатайство.

При изложении основания для исключения доказательства необходимо указать конкретное нарушение, которое влечет за собой утрату признака допустимости доказательства. Под обстоятельствами, обосновывающими ходатайство, следует понимать протоколы следственных действий и иные документы, из которых виден факт нарушения.

3. Судья вправе допросить свидетеля и приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве. В случае если одна из сторон возражает против исключения доказательства, судья вправе огласить протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в уголовном деле и (или) представленные сторонами.

Под документом, указанным в ходатайстве, следует, видимо, понимать документ, содержащий основания для исключения доказательства.

4. При рассмотрении ходатайства об исключении доказательства. заваленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований настоящего Кодекса, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. В остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство.

5. Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства.

6. Если уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей, то стороны, либо иные участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, исключенного по решению суда.

Основания признания заключения эксперта недопустимым доказательством в уголовном процессе

Петрухина А.Н., старший преподаватель Муромского филиала Московского психолого-социального института.

Важным признаком заключения эксперта как вида доказательств и по своей значимости, и по своему объему содержания является допустимость. От его правильного определения зависит надлежащее обеспечение прав и свобод участвующих в деле лиц, обеспечение гарантий и соблюдение принципов уголовного судопроизводства, достижение достоверного знания по уголовному делу.

Проблема допустимости доказательств приобрела особую актуальность после введения в УПК РФ института недопустимых доказательств (ст. 75), предусматривающего, что доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, являются недопустимыми. В п. п. 1 и 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ содержится незначительный перечень недопустимых доказательств. Он не является исчерпывающим, поскольку к ним отнесены «иные» доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса (п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК). Существенно, что в законе ничего не сказано о характере таких нарушений, причем не используется и оценочный термин «любые нарушения».

Видео (кликните для воспроизведения).

В этой связи возникает вопрос: все ли нарушения закона при производстве судебной экспертизы должны влечь недопустимость доказательства, лишение его юридической силы?

Читайте так же:  Режим работы генерального директора в трудовом договоре

Некоторые процессуалисты, в том числе И.И. Мухин, предлагают считать недопустимым доказательство в случае любого нарушения закона .

Мухин И.И. Объективная истина и некоторые вопросы оценки судебных доказательств при осуществлении правосудия. Л., 1971. С. 120.

[1]

Другие, напротив, полагают, что доказательство нельзя оставить без рассмотрения по существу, отвергнув его за недопустимостью .

Зажицкий В. Новые нормы доказательственного права и практика их применения // Российская юстиция. 2003. N 7. С. 46; Якуб М.Л. Проблема оценки доказательств в советском уголовном процессе // Вестник МГУ. 1974. N 6. С. 20.

О.В. Химичева и Р.В. Данилова подразделяют нарушения на те, которые влекут недопустимость доказательств в любом случае (преступные нарушения, иные существенные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие неустранимые сомнения в достоверности фактических данных), и несущественные нарушения. Последний вид нарушений закона не определяет признание доказательств недоброкачественными, поскольку такие нарушения не создают неустранимых сомнений в достоверности фактических данных и не ущемляют права участников процесса .

Химичева О.В., Данилова Р.В. Допустимость доказательств в уголовном процессе (по материалам уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными группами). М., 1998. С. 16 — 17.

Согласно точке зрения профессора В.М. Савицкого всякое нарушение закона при собирании доказательств должно влечь признание их ничтожности, в противном случае классификация нарушений на существенные и несущественные приведет к косвенному благословению незначительных нарушений закона, потребуется иерархия процессуальных норм по степени их важности и углубится эрозия законности в уголовном судопроизводстве .

Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации // Государство и право. 1994. N 6. С. 106.

На наш взгляд, более предпочтительной оказывается позиция, признающая возможность наличия существенных и несущественных нарушений закона при собирании доказательств.

Если закон предусматривает средства и способы, с помощью которых возможно нейтрализовать последствия нарушения отдельных его предписаний, доказав, что они не повлияли на соблюдение принципов уголовного судопроизводства, то при успешном применении таких средств и способов уже нельзя сказать, что такое доказательство использовано для доказывания в нарушение закона.

Нарушения, поддающиеся опровержению, следует, на наш взгляд, считать устранимыми или опровержимыми. Напротив, если установлено, что искажение процедуры привело к реальному ущербу для принципов состязательного судопроизводства, ее результаты в любом случае должны считаться юридически ничтожными, а допущенные нарушения неустранимыми.

Рассмотрим нарушения требований уголовно-процессуального закона при проведении судебной экспертизы исходя из их существенности и возможности быть устраненными в ходе судебного разбирательства.

В зависимости от процессуальных последствий нарушения могут подразделяться на три относительно самостоятельные группы .

Попов В. Типичные ошибки при определении судом допустимости доказательств // Российская юстиция. 2001. N 1. С. 53.

Нарушения первой группы не влекут исключения заключения эксперта из процесса доказывания, так как не вызывают сомнений в истинности выводов, содержащихся в этом доказательстве.

Нарушения второй группы не влекут, но могут повлечь признание заключения судебной экспертизы недопустимым доказательством, при условии что дополнительные судебные действия не смогут устранить сомнения в законности ее проведения.

Нарушения третьей группы влекут безусловное исключение заключения эксперта из процесса доказывания в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона при назначении и проведении судебной экспертизы.

Нарушения первой группы — это упущения, связанные с определенной небрежностью, поверхностным подходом к безукоризненному соблюдению процедуры процессуального оформления документов при назначении и проведении экспертизы, не влияющие на его объективное содержание.

У суда и сторон в названной ситуации практически нет ни малейших сомнений в законности заключения эксперта либо в надлежащей процессуальной компетенции субъекта доказывания, получившего и закрепившего его в материалах дела. Упущения же, как правило, касаются точного соблюдения процессуальной формы оформления этого доказательства. В силу своей незначительности и явной несущественности они объективно не могут повлиять на действительное содержание доказательственного материала и его достоверность.

К подобным упущениям в порядке назначения и проведения экспертизы можно отнести: неуведомление руководителем экспертного учреждения следователя о том, кому из числа экспертов поручено проведение экспертизы (ч. 2 ст. 199 УПК РФ); отсутствие в заключении эксперта времени и места производства судебной экспертизы (ч. 1 ст. 204 УПК РФ); отсутствие подписи следователя в постановлении о назначении судебной экспертизы либо явно ошибочная дата его вынесения; отсутствие в заголовке постановления названия судебной экспертизы.

Несколько иная ситуация складывается при оценке нарушений второй группы, которые сами по себе не влекут, но при наличии определенных условий могут повлечь исключение заключения эксперта из процесса доказывания в силу его недопустимости.

Представляется, что и здесь не может быть ни малейших сомнений в законности заключения эксперта и правильности сделанных им выводов. Существо нарушений, вызвавших заявления сторон либо инициативу суда о признании заключения не имеющим юридической силы, целиком и полностью касается установленных законом процессуальных требований при назначении и проведении экспертизы.

Так, одним из наиболее часто встречающихся нарушений, которые можно отнести к этой группе, являются несоблюдение субъектами доказывания требований ст. 198 УПК РФ, а именно: нарушение права на ознакомление подозреваемого и обвиняемого с постановлением о назначении судебной экспертизы до начала ее проведения.

Представляется, что при разрешении вопроса о допустимости заключения эксперта при допущенном следователем нарушении требований ст. ст. 195 и 198 УПК РФ при назначении экспертизы судьям следует выяснять у подсудимого, имелись ли у него при ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы, проведенном уже после производства экспертизы, ходатайства об отводе эксперта, о постановке дополнительных вопросов и иных действиях, направленных на реализацию своих прав . При этом необходимо сопоставить полученные данные с протоколом ознакомления с постановлением о назначении экспертизы, установив, были ли у него в ходе следствия замечания, ходатайства и дополнения, изложенные в соответствующей графе протокола.

Григорьева Н. Исключение из разбирательства дела недопустимых доказательств // Российская юстиция. 1995. N 11.

В случае если в ходе предварительного расследования подозреваемый, обвиняемый и его защитник не заявляли о нарушении их права на защиту на том основании, что они ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы уже после ее проведения и не заявляли о признании заключения эксперта недопустимым доказательством на протяжении предварительного расследования, а также в ходе предварительного слушания и судебного следствия, судья, по нашему мнению, не может по собственной инициативе признать заключение эксперта недопустимым доказательством.

Однако в том случае, если в ходе как следствия, так и судебного разбирательства обвиняемый (подсудимый) или его защитник заявят о нарушении их прав при назначении судебной экспертизы, такое нарушение требований уголовно-процессуального закона следует признать существенным, нарушающим конституционное право на гарантированную государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (ст. 45 Конституции РФ), поэтому заключение эксперта должно быть признано недопустимым доказательством.

Третья группа нарушений, как показывает судебная практика, не требует трудоемкой процедуры проверки и оценки существенности нарушений уголовно-процессуального закона и их влияния на полученное заключение эксперта. Законодатель как бы априори признает, что наличие хотя бы одного из них должно безоговорочно повлечь признание заключения эксперта недопустимым доказательством.

Читайте так же:  Обязанность истца направить исковое заявление ответчику апк

К ним можно отнести случаи, когда: экспертиза назначена ненадлежащим субъектом доказывания; заключение дано экспертом, подлежащим отводу по основаниям, указанным в ст. 70 УПК РФ; в заключении отсутствует указание о том, что эксперт предупрежден об ответственности по ст. 307 УК РФ; объекты, представленные на экспертизу, получены с грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона.

Именно институт недопустимых доказательств призван ограждать человека от произвола властей, обеспечивая его права и интересы системой гарантий. Поэтому представляется, что, несмотря на всю важность заключения эксперта как доказательства по уголовному делу, оно должно быть исключено из процесса доказывания в случае существенного нарушения уголовно-процессуального закона при его получении.

Нарушение норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации — основание для признания доказательств недопустимыми

Статья 75 УПК РФ устанавливает, что недопустимыми являются доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ. При этом уголовно-процессуальный закон не определяет признаки нарушений этого закона, позволяющие их оценивать в качестве основания недопустимости доказательств. К недопустимости доказательств должны приводить нарушения гарантированных законом прав и свобод участников уголовного судопроизводства при собирании доказательственной информации. Поэтому одной из первостепенных задач науки уголовного процесса является выработка перечня нарушений требований УПК РФ, ведущих к признанию доказательств недопустимыми при их собирании, проверке и оценке.

В ч. 2 ст. 74 УПК РФ дается исчерпывающий перечень источников доказательств. Доказательства, полученные из неустановленного источника, должны всегда оцениваться как недопустимые доказательства.

Общая причина, по которой доказательства могут быть признаны не имеющими юридической силы, — это их получение ненадлежащим субъектом (второе основание признания доказательства недопустимым).

Доказательство должно быть признано недопустимым, когда процессуальное (в том числе следственное) действие проведено:

— лицами, вообще не управомоченными осуществлять его;

— лицами, имеющими право на производство таких действий, но подлежащими в данном случае отводу;

— лицами, имеющими право на производство таких действий, но не в данной процессуальной стадии или не по делам данной категории*(53).

[3]

— ненадлежащим должностным лицом. Следователем может быть только лицо, назначенное на должность следователя;

— без письменного поручения лица, производящего дознание;

— следователем, не включенным в группу следователей;

— следователем, находящимся на излечении и имеющим листок временной нетрудоспособности либо находящимся в отпуске. В этих случаях следователь не вправе производить следственные действия, так как в соответствии с трудовым законодательством он не находится при исполнении служебных обязанностей.

Третьим основанием признания доказательств недопустимыми является нарушение условий, способов получения и фиксации доказательств.

Доказательства, полученные путем проведения следственных действий, не предусмотренных законом, во всех случаях должны признаваться недопустимыми. Процессуальная форма строго формальна, порядок проведения каждого следственного действия регламентирован в УПК РФ в целях обеспечения достоверности полученных данных и гарантии прав участников процесса. Соответственно, получение доказательств путем действий, не предусмотренных в законе, порождает неустранимые сомнения в их достоверности и нарушает права участников процесса.

Основания признания доказательств недопустимыми должны соответствовать следующим критериям:

1) сведения о достоверности доказательства нельзя восполнить;

2) нельзя повторить следственные действия;

3) допущенные нарушения могут повлиять на вынесение законного и обоснованного приговора;

4) нарушены конституционные права граждан.

По мнению законодателя, доказательства могут исключаться по причине недопустимости не только в суде, но и в ходе предварительного расследования. Это закреплено в ч. 3 ст. 88 УПК РФ: «Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение и обвинительный акт».

По действующему УПК РФ право собирать доказательства в досудебном производстве имеют только субъекты уголовного преследования: следователь, дознаватель. Собирают же они доказательства, как известно, в условиях тайны предварительного расследования. Нормы ст. 234, 235 УПК РФ, регламентирующие производство предварительного слушания и позволяющие исключать из разбирательства дела доказательства, полученные с нарушением закона либо недопустимые по иным основаниям, противоречат требованиям ст. 88 УПК РФ в том, что все собранные по делу доказательства подлежат тщательной проверке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности со стороны лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда. Закон требует производить полную проверку и исследование доказательств в условиях судебного следствия.

В ст. 235 УПК РФ указывается, что в ходе предварительного слушания с участием сторон рассматривается вопрос о допустимости доказательств и по его результатам исключаются из разбирательства дела недопустимые доказательства. В судебном же заседании стороны могут ходатайствовать об исследовании доказательств, исключенных ранее судьей из разбирательства, не излагая при этом их существа. Таким образом, получается, что доказательства дважды рассматриваются, когда правильнее было бы проводить исследование в ходе судебного следствия, где доказательства исследуются полностью, и в случаях обнаруженных нарушений принимать все необходимые меры по их устранению.

Заслуживает внимания и вопрос о допустимости доказательств, переданных в порядке правовой помощи компетентными органами других государств (ст. 455 УПК РФ). Недопустимыми являются доказательства, полученные из непредусмотренных УПК РФ источников, с нарушением способов сбора доказательств и т.п., если это противоречит принципам российского законодательства. Не могут быть признаны допустимыми доказательства, полученные с помощью полиграфа, что практикуется в США. По смыслу договоров о предоставлении правовой помощи в уголовном процессе допустимы такие полученные из-за границы доказательства, которые являются допустимыми согласно закону государств, с которыми заключены эти договоры. И наоборот, недопустимы такие доказательства, которые являются недопустимыми с точки зрения национального закона запрашивающей стороны. Допустимость доказательств, переданных компетентными иностранными учреждениями, прежде всего означает признание их пригодности для доказывания в уголовных делах согласно УПК РФ.

Дата добавления: 2018-06-01 ; просмотров: 378 ; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

Существенные нарушения закона как основания признания доказательств недопустимыми

Гришина Е.П., доцент кафедры гражданского права Российской таможенной академии, кандидат юридических наук.

Уголовно-процессуальная деятельность осуществляется преимущественно в форме доказывания, которое согласно ст. 85 УПК РФ состоит в собирании, проверке и оценке доказательств.

Одним из свойств доказательств, подлежащих оценке, является допустимость или пригодность по форме. Соответствовать критерию допустимости должны все без исключения собранные доказательства, как подтверждающие выводы следователя или суда, так и противоречащие им.

Признание доказательства недопустимым представляет собой процессуальную санкцию, исключающую доказательство (формально остающиеся в деле) из процесса доказывания. В дальнейшем ни сторона обвинения, ни сторона защиты не смогут ссылаться на это доказательство в обоснование своей позиции или опровержение доводов противоположной стороны.

Критерии допустимости доказательств в силу своей исключительной важности продолжают оставаться одной из самых актуальных проблем научного исследования на протяжении более ста лет.

В. Спасович обосновал теорию законных доказательств (law of evidence), получаемых из «лучшего» источника (the best evidence), краеугольным камнем которой являлось требование неукоснительного соблюдения закона при получении и оценке доказательств, а также получение любого доказательства из проверенного, достоверного источника .

См.: Спасович В.Д. О теории судебно-уголовных доказательств в связи с судоустройством и судопроизводством. СПб., 1861. С. 88 — 89.

Читайте так же:  Переуступка права требования по договору долевого участия

И.Я. Фойницкий укрепил безраздельно господствовавшую после принятия Судебных уставов 1864 г. тенденцию «совершенного», т.е. полученного при строжайшем соблюдении закона, доказательства, которое одно может перевесить совокупность сомнительных доказательств .

См.: Фойницкий И.Я. Лекции уголовного судопроизводства, читанные в Санкт-Петербургском университете. СПб.: Типолитография С.Ф. Ядзовского, 1882/83. С. 34.

Становление концепции допустимости доказательств как важнейшей логико-правовой конструкции шло параллельно с выделением нарушений закона, которые могут повлечь признание доказательства недопустимым.

Нарушения закона, влекущие признание доказательств недопустимыми, могут быть классифицированы по самым различным основаниям.

Попытка классификации уголовно-процессуальных нарушений, влекущих признание доказательств недопустимыми, была предпринята в свое время А.Т. Дугиным и В. Поповым, согласно утверждению первого, «одну группу правонарушений характеризует то, что входящие в нее правонарушения всегда оставляют в материалах дела очевидные материальные следы, сопоставив которые с требованиями закона, прокурор всегда сможет выявить правонарушение и принять меры к его устранению» . Во вторую группу нарушений входят такие, «которые невозможно выявить путем простого изучения процессуальных документов, так как они не находят в них какого-либо видимого, заметного отражения» .

Дугин А.Т. Проблемы борьбы с уголовно-процессуальными нарушениями при расследовании преступлений средствами прокурорского надзора: Дис. . канд. юрид. наук. М., 1995. С. 125.
Попов В. Типичные ошибки при определении судом допустимости доказательств // Российская юстиция. 2001. N 1. С. 52.

Такой подход вряд ли можно считать конструктивным, поскольку любые нарушения закона свидетельствуют о недопустимости доказательств. Другой вопрос, что нарушения эти могут быть устранимыми либо неустранимыми. Так, по уголовному делу, находящемуся в производстве отдела дознания Шереметьевской таможни, в допросе гражданина Канады Д. не принимал участия переводчик, в то время как подозреваемый неоднократно заявлял (несмотря на отказ от услуг переводчика), что русским языком владеет поверхностно. Подобное нарушение закона является существенным, протокол допроса впоследствии был исключен из материалов уголовного дела как недопустимое доказательство .

См.: Уголовное дело N 2-35/2006.

Другой пример свидетельствует о возможности «процессуальной реабилитации» доказательства, полученного с несущественным нарушением закона или если это нарушение имеет иную отраслевую принадлежность (неправильно указана статья УК РФ). Например, отделом дознания Домодедовской таможни была допущена опечатка в написании в протоколе допроса имени задержанного гражданина Кипра. Подобное нарушение можно назвать таковым лишь условно, поскольку по своей природе оно является скорее погрешностью, нежели умышленным пренебрежением правовыми предписаниями .

См.: Уголовное дело N 2-12/2007.

Проведенные автором исследования в области критериев допустимости доказательств и оснований признаний их недопустимыми дают основания для вывода о необходимости законодательного закрепления в УПК РФ факта существенного нарушения закона в качестве обстоятельства, влекущего признание доказательства недопустимым.

Признание доказательства недопустимым должно осуществляться дифференцированно в зависимости от характера и природы допущенных нарушений. При этом должны учитываться следующие критерии:

  • при недочетах (погрешностях, описках) — утрата силы доказательств наступать не должна, поскольку следственное действие можно за редким исключением повторить;
  • при нарушении уголовно-процессуального закона вопрос должен решаться с позиции существенного или несущественного нарушения;
  • доказательства, полученные с нарушением конституционных прав и свобод участников производства по уголовному делу, должны признаваться недопустимыми всегда;
  • нарушения не уголовно-процессуального закона не должны обусловливать утрату силы доказательств;
  • нарушение правил придания силы доказательств сведениям, полученным в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, влечет безусловное признание доказательства недопустимым;
  • нарушения уголовно-процессуального законодательства при проведении первичных следственных действий не должны являться причиной признания недопустимыми доказательств, полученных в последующих следственных действиях (например, неознакомление с постановлением о назначении экспертизы обвиняемого не влечет признание акта экспертного исследования недопустимым доказательством).

[2]

Тезис о существенном нарушении закона как обстоятельства, влекущего признание доказательств недопустимыми, выдвигает и Е.В. Ларина, в частности, к подобного рода нарушениям она относит: 1) нарушение конституционных прав и свобод участников уголовного процесса; 2) получение доказательств с применением насилия, угроз, а также принуждения без законных на то оснований; 3) существенное нарушение основных правил производства следственного и другого процессуального действия, влияющее на достоверность доказательств; 4) получение доказательств лицом, не имеющим права осуществлять производство по данному уголовному делу; 5) иные нарушения закона, если они повлияли или могли повлиять на достоверность полученного доказательства .

См.: Ларина Е.В. Признание доказательств недопустимыми в уголовном судопроизводстве (в стадии предварительного расследования): Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2005. С. 10.

Приведенная трактовка нуждается в некоторой корректировке. Прежде всего нарушение конституционных прав и свобод и получение доказательств с применением насилия, угроз вполне допустимо объединить в одном пункте, поскольку нарушение этих прав, за редким исключением (например, непредоставление защитника или переводчика лицу, которое от него не отказывается), сопряжено именно с применением угроз, насилия, шантажа, использования особенностей личности (недостаточно высокий менталитационный уровень, престарелый возраст и т.п.).

Формулировку «следственного и иного процессуального действия» также вряд ли можно признать удачной, поскольку следственное действие соотносится с процессуальным как часть и целое. Автор предлагает внести изменения в ст. 75 УПК РФ, изложив ее в следующей редакции:

«1. Доказательства, полученные с существенным нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использованы для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

1.1. Существенными нарушениями закона, влекущими обязательное признание доказательств недопустимыми, признаются: 1) нарушение конституционных прав и свобод участников уголовного процесса, в том числе получение доказательств с применением обмана, насилия, угроз и иных незаконных методов; 2) нарушение установленного настоящим Кодексом процессуального порядка производства следственного действия, ставящее под сомнение достоверность полученных в ходе этого действия сведений; 3) получение доказательств неуполномоченным лицом; 4) получение доказательств посредством не предусмотренного настоящим Кодексом процессуального действия; 5) иные нарушения закона, если они повлияли или могли повлиять на достоверность полученных доказательств», часть 2 изложить в действующей редакции.

Видео (кликните для воспроизведения).

Процессуальная основа доказывания, представленная таким образом, что недопустимыми могут быть признаны доказательства, полученные с существенным нарушением закона при отсутствии механизма их процессуальной реабилитации, является совершенной в теоретическом плане, приемлемой для использования в правотворческой деятельности и оптимально отражающей потребности правоприменительной практики.

Источники


  1. Теория государства и права. — М.: Астрель, Сова, 2013. — 591 c.

  2. Михайловская, Н.Г. Искусство судебного оратора / Н.Г. Михайловская, В.В. Одинцов. — М.: Юридическая литература, 2016. — 176 c.

  3. Нешатаева, Т.Н. Иностранные предприниматели в России – судебно-арбитражная практика / Т.Н. Нешатаева. — М.: Дело, 2013. — 216 c.
  4. Оксамытный, В.В. Теория государства и права / В.В. Оксамытный. — М.: ИМПЭ-ПАБЛИШ, 2004. — 563 c.
  5. Судебная бухгалтерия. — М.: Юридическая литература, 2015. — 344 c.
Основания признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here